Ссылки для упрощенного доступа

Инвалид, никогда не читавший намаз, предстал перед судом как глава «Джихадистов»


По данным международных организаций, в действительности течения под названием «Джихадисты» не существует.

Житель города Ургенч в Хорезмской области Узбекистана Озат Масабуров, являющийся инвалидом второй группы, привлечен к суду как глава религиозно-экстремистского течения «Джихадисты». Масабуров и еще четверо лиц обвиняются в попытке свержения конституционного строя. Но, как стало известно из следственного заключения, Озат Масабуров заявил, что он не только не имеет отношения к данному течению, но и никогда в жизни не совершал мусульманской молитвы. По данным международных организаций, в действительности течения под названием «Джихадисты» не существует.

Как стало известно из следственного заключения, копия которого оказалась в распоряжении редакции «Озодлика», 55-летний Озат Масабуров и рассматриваемые следствием в качестве его преступных пособников еще четверо лиц – 56-летний Купалбай Джуманиязов, 45-летний Бахадыр Уразбаев, 44-летний Матякуб Масабуров и 43-летний Гайрат Рузиметов – были задержаны сотрудниками органов внутренних дел и Национальной безопасности в промежутке между 16 и 23 сентября 2016 года.

«Джихадисты»

По словам родственников обвиняемых, обвиняемые в причастности к религиозно-экстремистскому течению «Джихадисты» смогли получить обвинительное заключение спустя только четыре месяца после своего ареста, то есть 13 января вслед за началом судебного процесса.

Копия обвинительного заключения.
Копия обвинительного заключения.

В обвинительном заключении за подписью старшего следователя Следственного управления УВД Хорезмской области, капитана Абдураимова Озат Масабуров, представленный в качестве главы запрещенного течения, «включающего в себя идеи религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма», обвиняется в совершении следующих преступных действий:

– призыв к хижрату (переселению) в целях участия в джихадистских действиях в Сирии;

– получение знаний под влиянием сторонников «Джихадистов» об идеологии данного течения;

– регулярное поощрение идеологии и идей течения «Джихадисты»;

– создание и руководство религиозно-общественной организацией;

– привлечение молодежи в ряды течения «Джихадисты»;

– активное участие в религиозных собраниях;

– очернение политики, проводимой правительством Узбекистана;

– выступление в качестве имама во время общественных молитв;

– проведение среди людей бесед на религиозные темы;

– пропаганда ношения хиджаба среди женщин и бороды среди мужчин.

Однако, как стало известно из следственного заключения, Масабуров не признал себя виновным ни по одному из перечисленных выше пунктов обвинения.

В своих показаниях Масабурова, в частности, сказал следующее:

«Я не имею никакого отношения к приведенным в данном заключении обвинениям. Я не знаком с лицам, имена которые указаны в этом документе. Все это является клеветой в отношении меня. Я не читаю намаз. Я являюсь инвалидом второй группы. Никогда никого не привлекал в ряды джамаата. Я считаю Сирию местом, где людей словно зверей травят друг против друга. Я очень негативно отношусь ко всему этому. Потому что туда едут только нездоровые умом люди. Они даже не понимают, ради кого они там воюют».

Стоит отметить, что только силовые структуры Узбекистана заявляют о существовании религиозно-экстремистского течения «Джихадисты».

Однако ни в одной точке мира не отмечено наличие группировки, осуществляющей свою деятельность под этим названием.

Интервью «Озодлику» расценили как преступление

Как заявили в беседе с нашим репортером два адвоката, хорезмские следователи пытались квалифицировать прослушивание обвиняемыми эфира «Озодлика» и интервью Масабурова нашему радио, как «преступный поступок».

– Оказывается, в свое время Озат Масабуров несколько раз давал интервью «Озодлику». В обвинительном заключении следователи пытались квалифицировать эти интервью как преступный поступок, – сказал нашему репортеру адвокат одного из обвиняемых.

В обвинительном заключении по делу так называемых «джихадистов» приводится показание одного из свидетелей – председателя махалли «Чакка» в городе Ургенче Руслана Султанова, который заявил, что Озат Масабуров выступал в эфире нашего радио как человек, недовольный государственной политикой правительства Узбекистана.

«Всем жителям нашей махалли известно о том, что Озат Масабуров выступал в эфире «Озодлика» и выражал недовольство политикой нашего государства. Его дом частенько посещали сомнительные лица. Он и сам вел очень сомнительный образ жизни. После того, как мне стало известно о том, что его дом начали посещать разные верующие, в целях защиты спокойствия нашего народа я решил обратиться с заявлением в правоохранительные органы, чтобы они проверили и приняли соответствующие меры в отношении этих лиц», – говорится в показаниях председателя махалли Руслана Султанова.

Однако, по словам родственников обвиняемых, которые следят за ходом судебных процессов и участвующих в них адвокатов, во время судебных заседаний свидетели заявили о том, что во время следствия были вынуждены давать показания против своей воли.

В частности, председатель махалли Руслан Султанов заявил в суде, что вообще не знаком с обвиняемыми. Также он заявил, что подписал показательные документы по требованию следователя.

Ложные показания под давлением

Между тем, как стало известно «Озодлику»​, Маримбай Худайберганов, председатель махалли «Шоликор», где проживает обвиняемый Озат Масабуров, дал такие же показания, как и его коллега Руслан Султанов.

«Всем жителям нашей махалли известно о том, что Озат Масабуров выступал в эфире радио «Озодлик», выражая недовольство политикой нашего государства», – говорится в свидетельских показаниях председателя махалли Маримбая Худайберганова.

Но, как говорят нашему радио наблюдающие за ходом судебных процессов, во время судебного заседания 7 февраля Маримбай Худайберганов заявил, что он не давал таких показаний.

Напомним, что 17 марта 2011 года Озат Масабуров давал интервью нашему радио под псевдонимом Кадырберган Сайиджанов. В своем выступлении он говорил о проблемах с обеспечением газа в Ургенче.

В ходе освещения этой темы репортер «Озодлика» попытался получить комментарии у представителей суда по уголовным делам и прокуратуры Ургенчского района. Но все его попытки дозвониться в районный суд и прокуратуру не дали положительных результатов.

Согласно статьи 3 статьи закона «О гарантиях и свободе доступа к информации», подписанного 24 апреля 1997 года президентом Узбекистана, «каждому гражданину гарантируется право доступа к информации; Государство защищает права каждого на поиск, получение, исследование, передачу и распространение информации».

Редакция «Озодлика» продолжает следить за ходом судебного процесса по делу так называемых «ургенчских джихадистов».

При использовании наших материалов ссылка на сайт радио «Озодлик» обязательна

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG