Ссылки для упрощенного доступа

Почему активисты Партии исламского возрождения Таджикистана бегут в Украину


Режимный объект на северной границе Украины с Беларусью – последнее убежище для многих беженцев без документов из стран бывшего СНГ. Среди таких оказался Самад. Он вырос и учился в Таджикистане. После окончания школы, не имея денег на высшее образование, уехал на заработки в Россию. По его словам, там вместе с единомышленниками защищал права таджиков, боролся за свободу слова у себя на родине и требовал равенства.

«Мы хотим свободу. Мы от государства больше ничего не хотим, – говорит Самад. – В демократическом государстве у каждого человека есть свое право. У таджикистанцев только право выбора умирать. Все. Свободы слова нет в Таджикистане. Мы никому не угрожали. Мы требуем, народ Таджикистана требует свободу. Есть закон. Правильно по закону. Закона как будто вообще нет. Есть закон только у [президента Таджикистана Эмомали] Рахмона. Кто не подчиняется Рахмону – все».

Самад говорит, что ему пришлось бежать. Выбор пал на Украину. Но ему не повезло и в этой стране. В статусе беженца местный суд отказал. Теперь Самаду грозит экстрадиция на родину.

«Факты, о том, что это лицо действительно нуждается в дополнительной защите в Украине, потому что на родине он может быть подвергнут несправедливому суду, пыткам, жестокому обращению, они были проигнорированы. После того мы были вынуждены написать в Европейский суд. Приостанавливается выдворение до выяснение всех обстоятельств», – сообщил председатель правления общественной организации Правозащитное движение Крыма Энвер Кадыров.

По данным Миграционной службы Украины, о специальном статусе в 2016 году просили около 20 граждан Таджикистана. Большинство из них также, как и Самад, боятся расправы лидеров своего государства за несогласие с политикой страны.

«Только после изучения всех обстоятельств, миграционная служба принимает обоснованное решение. Тому, кому отказали, всегда сообщают на каком основании ему отказали в статусе беженца. Просто угрозы жизни, к сожалению, не достаточно, чтобы мы предоставили особый статус. Всем таджикам, подавшим заявление на статус беженца, было отказано», – говорит руководитель пресс-службы Государственной миграционной службы Украины Сергей Гунько.

«В марте 2014 года меня забрали в отделение комитета национальной безопасности, мне четко дали знать: либо ты используешь свой потенциал, умение воздействовать на массы во благо правительства, либо тебя посадим, либо уезжай из Таджикистана», – рассказывает беженец Эмир Мусави.

Эмир еще надеется, что чиновники Украины разрешат ему жить и работать на территории страны официально. И не откажут в статусе беженца.

Правозащитник Максим Буткевич изучает политику и общественные настрои Таджикистана. По его словам, все несогласные с режимом – в опасности: «В Таджикистане давний утвержденный и жесткий авторитарный режим. Тем не менее именно там, в единственной постсоветской стране Центральной Азии существовала политическая исламская легальная партия, которая представляла собой оппозицию. Это использовалось властями, чтобы показать, что в Таджикистане демократия. Это была игра. И сейчас исламская партия вне закона. И все люди, которые хоть как-то высказывают свое мнение, действительно, арестовываются или убиваются. Даже на территории других государств».

Ситуацию в интервью Настоящему Времени комментирует Сайфулло Сафаров, заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан: «Прежде всего стоит исходить из нашего законного решения судебных властей Таджикистана, потому что они анализировали всю историю этих движений и приняли решение, что они опасны для нашей государственной независимости. И это основывается на том, что они связаны с террористическими организациями, которые окажут влияние на эти группы, которые могут быть связаны с ИГИЛ, Талибаном и еще какими-то экстремистски направленными группировками».

Пока украинские правозащитники борются с системами двух стран, такие как Самад возвращаться на родину не планируют.

«Я за себя не переживаю. Там у моих родственников будет проблема: у брата, у семьи будут проблемы. Только выбор – смерть», – уверен Самад.

Материал Настоящего времени

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG