Ссылки для упрощенного доступа

20 Октябрь 2020, Ташкентское время: 03:11

Крейг Мюррей: Шавкат Мирзияев – аппаратчик советского типа


Крейг Мюррей, бывший посол Великобритании в Узбекистане.

Бывший скандально известный посол Великобритании в Узбекистане, писатель и правозащитник Крейг Мюррей (Craig Murray) в своем недавнем скайп-интервью «Голосу Америки» вспомнил о годах, прожитых в Узбекистане, а также поделился мнениями относительно предстоящих президентских выборов и кандидатуры Шавката Мирзияева, который рассматривается в качестве основного кандидата на пост главы государства.

Голос Америки: Господин Мюррей, Вы покинули Узбекистан в 2004 году, после двух лет работы в качестве посла Великобритании в Узбекистане. Это самый короткий срок, который Вы провели в должности посла, не так ли?

Крейг Мюррей: Да, это так. На самом деле, я должен был проработать три года, но ушел после двух лет.

Голос Америки: Почему так случилось?

Крейг Мюррей: ​Этому стало причиной то, что я не смог присоединиться к политике нашего государства относительно отношений с Узбекистаном. На мой взгляд, причиной этому стало то, что мы, поставив выше вопросы безопасности, наши союзнические отношения с США и военную базу в Карши, недостаточно критиковали правительство Узбекистана, закрывали глаза на реальные проблемы, связанные с правами человека.

Голос Америки: Вы до сих пор следите за событиями и новостями в Узбекистане?

Крейг Мюррей: Конечно. В Узбекистане у меня осталось много друзей. Я до сих пор интересуюсь судьбой этой страны.

Голос Америки: Вам известно, что Узбекистан находится на пороге выбора главы государства второй раз за свою 25-летнюю историю после распада Союза. Кандидат, у которого больше всего шансов занять этот пост, был назначен премьер-министром в 2003 году, когда Вы еще работали послом в Узбекистане. Вы были знакомы с Шавкатом Мирзияевым?

Крейг Мюррей: Да, я встречался с ним несколько раз, когда он работал хокимом Самарканда.

Голос Америки:Каково Ваше мнение об этом человеке?

Крейг Мюррей: Он жесткий человек. Мне известно, что он участвовал в некоторых бесчеловечных действиях режима, когда работал хокимом в Самарканде, а до этого хокимом Джизакской области. Он был тем представителем режима, который был менее привержен западным ценностям, меньше всех выезжал за границу. Даже после назначения на должность премьер-министра, он не так часто выезжал за границу, он не знаком с Западом. Я знаю его, как советского управленца, аппаратчика. Он не был представителем современной узбекской элиты, который думает о развитии.

Голос Америки: Как Вы думаете, может ли человек измениться по истечению времени?

Крейг Мюррей: Естественно, со временем люди меняются. Иногда они могут совершать неожиданные поступки. Изменился Мирзияев или нет, мы узнаем об этом в последующие 1-2 года. Но если учитывать его деятельность в прошлом, он должен совершить грандиозные дела, чтобы мы увидели в нем изменения. Ни один из прошлых поступков не указывает на то, что Мирзияев является реформатором.

Голос Америки: В таком случае, Вы наверное в курсе о последних событиях в Узбекистане? При покойном Исламе Каримове о некоторых из них невозможно было даже подумать. Можно ли сказать, что Узбекистан стоит на пороге положительных изменений?

Крейг Мюррей: Я надеюсь на это, даже несмотря на то, что лично не верю в это. Я воспринимаю положительными инициативы, направленные на улучшение отношений с соседними государствами. В особенности, с Таджикистаном и Кыргызстаном. В последние годы с этими республиками было немало споров относительно распределения водных ресурсов, вопросов границ, проблемы накапливались. Теперь после его смерти (имеет в виду первого президента Узбекистана Ислама Каримова – Ред.) появилась возможность улучшить межрегиональные отношения. То, что Мирзияев улучшает отношения и не берет близко к сердцу утрированные проблемы, можно расценивать как положительный шаг. Есть надежда на усиление межрегионального сотрудничества. Однако нет никаких намеков на изменение внутренней политики. Естественно, мы видим некоторые шаги, указывающие на реформы, но их нельзя назвать фундаментальными. Если говорить о президентских выборах, намеченных на декабрь месяц, то среди кандидатов нет представителей от оппозиции. Все четыре кандидата, представленные просоветскими партиями, относятся к одному кругу во власти. Все они поддерживали Каримова. «Эрк», «Бирлик», «Солнечная коалиция» и другие оппозиционные группы, либо проживающие на Западе оппозиционеры не были допущены к участию в выборах. Мы не видим изменений в основе системы.

Голос Америки: Наверное, невозможно осуществить множество изменений за короткий срок, не так ли?

Крейг Мюррей: Вы правы. Поэтому должно пройти как минимум два года. Только тогда мы можем подвести окончательные итоги – открылись ли двери возможностей для реформ или же жизнь продолжается в старом русле. Приватизация в экономике, особенно в сельском хозяйстве; избавление от хлопковой зависимости и прекращение использования принудительного труда в хлопковой промышленности могут стать предвестниками серьезных перемен, но пока мы не видим ни одно из них.

Голос Америки: Господин Мюррей, спасибо за интервью!

С Крейгом Мюрреем беседовал журналист Узбекской редакции радио «Голос Америки» Одил Рузалиев.​

P.S. Крейг Мюррей занимал пост британского посла в Узбекистане с 2002 по 2004 год, но затем был уволен со скандалом. Он неоднократно выступал с резкой критикой стран Запада, которые, по его убеждению, прикрываясь борьбой с международным терроризмом, заигрывали с режимом Ислама Каримова. Крейг Мюррей обвинял узбекского президента в нарушении прав человека.

Материал «Озодлика» (Узбекской редакции радио «Свобода») подготовлен на основе интервью «Голоса Америки»

Смотреть комментарии (6)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG