Ссылки для упрощенного доступа

17 Ноябрь 2019, Ташкентское время: 11:58

Мечта узбекского гея: «Выпить чудотворное лекарство и превратиться в настоящего мужчину»


Флаг ЛГБТ у здания Верховного суда США в Вашингтоне.

Мы встретились с ним в одном из кафе в Манхэттене. До этого в течение нескольких недель переписывались по электронной почте, пытались найти время для встречи. В одном из своих электронных писем он написал мне: «Если не сможем встретиться на следующей неделе, то я уеду в отпуск вместе с супругом». Так как наша переписка проходила на русском языке, он назвал свою вторую половину «супругом», имея в виду мужчину.

Интересное в том, что разговор после приветствия он начал именно с того, с чего начинают при встрече два узбека, проживающих в США. Сколько времени вы живете в Нью-Йорке, спросил он меня. Затем последовали обычные вопросы: в какой части города вы живете, приехали ли вы в США вместе с семьей, в каком городе Узбекистана вы жили раньше, есть ли там родственники и т.д.

«Как прошел отпуск, – спрашиваю я его. – Вы сказали, что поедите в отпуск вместе с супругом, значит, вы состоите в браке?»

Салимжон (давайте назовем его так – Ред.) начал свою историю.

О жизни в США

Приехав в США, он попросил политическое убежище, в качестве причины в своем заявлении он указал, что в Узбекистане геи постоянно подвергаются унижениям, и даже то, что мужеложество карается статьей Уголовного кодекса. Еще до принятия решения по его заявлению, он встретился с одним американским мужчиной и вступил с ним в брак. Это позволило ему остаться в США на законном основании. Пока он безработный. Когда я спросил его о том, чем он хочет заняться в США, он ответил: «Хочу работать в «Uber», имея в виду американскую компанию по онлайн-вызову такси.

Однако на самом деле он мечтает стать журналистом. «Но пока я не достиг своей мечты», – сказал он мне.

О том, каково быть геем

Салимжон работал в Узбекистане на различных должностях, и даже проходил военную службу. «Там никто не знал, что я гей. Военные особенно плохо относятся к этому», – говорит он.

«Когда поняли, что вы гей?», – спрашиваю я его.

«Где-то в 10 лет, – говорит он. – Мне начали нравиться другие мальчики. Девочки меня не интересовали. Но я долго боролся с этим чувством, повзрослев, я даже попробовал встречаться с девушками, были случаи, когда я вступал с ними в половые отношения. Потому что я хотел изменить себя. Через этот процесс проходит каждый гей, – говорит он. – Будь то в Узбекистане или Америке, во всех обществах геи живут, мучаясь. Они не могут стать счастливыми на 100 процентов», – говорит мне Салимжон.

Между тем он рассказывает, что и его супруг, родившийся и выросший в США, также мучился в детстве.

«Повзрослев, я понял, что это нельзя изменить. Я принял свое гейство», – говорит мой собеседник.

«А как к этому относятся ваши родители, члены семьи», – спрашиваю я его.

«Мама и старшая сестра знают об этом. Мать не удивилась, когда я рассказал ей об этом. Она сказала, что давно это подозревала. Сердце матери все равно чувствует», – сказал он.

Его мать попросила не раскрывать этот факт отцу и братьям. Мужчинам понять это труднее, говорит Салимжон.

О том, что он устроил свою семейную жизнь, наш собеседник рассказал только матери и старшей сестре.

«Они хотят, чтобы я был счастлив», – говорит он.

Положение гомосексуалистов в Узбекистане

Мы подробно поговорили и на эту тему. По словам Салимжона, быть геем в Узбекистане может стать настоящей угрозой для жизни.

В первую очередь, он говорит о трудностях знакомства с другими геями в этой стране.

«Знакомился я с ними, в основном, в Интернете, через специальные сайты знакомств. Немало людей «сидят» на этих сайтах, но все не под своими фотографиями. Поэтому вы не сможете сразу узнать, как выглядит ваш собеседник. Если решаетесь встретиться с ним, то пишите ему, что при встрече будете одеты в рубашку определенного цвета, а в руках будете держать какой-либо предмет. Как шпионы. Затем идете к месту встречи, подсматриваете издалека, если его внешность вам не нравится, то вам не обязательно подходить к нему. Если он вам нравится, то вы знакомитесь».

«Но на наших интернет-сайтах «сидят» люди, который не являются геями, – говорит собеседник. «Некоторые – сотрудники спецслужб. Другие – люди, которые хотят шантажировать вас. Они начинают шантажировать вас, угрожая, что расскажут вашим родителям о вашей сексуальной ориентации», – объясняет Салимжон.

Есть ли возможность не попасть в такую ловушку, спрашиваю я. Он отвечает: «В самом начале электронной переписки можно отличить гея от человека, который не является таковым. Потому что геи общаются иначе, используют другие слова и выражения», – говорит собеседник.

Геи среди известных лиц Узбекистана

Собеседник особенно остановился на этой теме. Он начал озвучивать имена известных в Узбекистане людей, начиная от певцов и заканчивая дикторами телевидения, которые являются представителями нетрадиционной сексуальной ориентации.

«На самом деле, они геи, но вынуждены жить, как бисексуалы (Бисексуал – половое вличение к лицам двух полов – Ред.)», – говорит он.

«Молодые пока не женаты. Они стараются как можно больше оттянуть этот день. Но их семьи оказывают на них давление, заявляя, что ему необходимо жениться. У остальных есть семьи и дети. Они живут, мучаясь. С одной стороны – обманывают жен, с другой – вынуждены скрывать свою сущность. Помимо всего, сколько бы они не старались, они не смогут изменить себя. Ведь они родились геями», – говорит Салимжон.

Он не отличается от других парней ни своим внешним видом, ни тем, как одевается. Но разговаривает более нежнее, чем остальные. Если бы я не знал, что он гей, то подумал бы, что он просто очень вежливый парень.

Но когда к нам подходит владелец кафе, статный мужчина средних лет, и начинает разговаривать со мной и с моим собеседником, Салимжон смотрит на него с кокетством, хлопает ресницами, улыбается. Тогда я понимаю, что сижу и общаюсь с геем.

Неисполненное желание

В конце нашей беседы я спросил его, если бы у него появилась возможность изменить одну вещь в своей жизни, то чтобы это было.

В ответ он говорит: «Свою ориентацию».

Увидев мое удивление, он продолжает: «Да, да, именно это, ведь быть геем очень трудно. Я был бы счастлив, если бы у меня было чудотворное лекарство, выпив которое, я смог бы превратиться в настоящего мужчину».

Статья Узбекской редакции «Голос Америки» переведена на русский язык журналистом «Озодлика» (Узбекской редакции радио «Свобода»)

Смотреть комментарии (3)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG