Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2019, Ташкентское время: 21:11

Писатель, отсидевший 14 лет в тюрьме, намерен покинуть Узбекистан


Мамадали Махмудов (третий слева) после освобождения из тюрьмы вместе с членами семьи и поэтом Шукруллой.

Поэт Мамадали Махмудов опубликовал в социальных сетях открытое письмо, в котором заявил, что власти не дадут ему покоя, пока он не покинет Узбекистан.

«Я пришел к окончательному решению: Пока я не покину Узбекистан, меня не оставят в покое, не позволят жить спокойно...».

Так начинается письмо писателя Мамадали Махмудова (творческий псевдоним – Эврил Турон), которое было распространено в соцсетях в пятницу, 3 июня.

Репортер «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода») решил связаться по телефону с писателем и спросить о причинах принятия им такого резкого решения.

«Озодлик»: Господин Махмудов, сегодня независимая журналистка из Ташкента Малохат Эшанкулова распространила тревожное письмо, в котором Вы говорите, что намерены покинуть страну. В чем причина?

Махмудов: Да, это действительно мое письмо. Дело в том, что 29 мая ко мне домой пришли трое мужчин. Они сказали, что пришли из «Горгаза». Сказали моей супруге, что мы не платим за газ. Когда она попросила их представиться, они отказались говорить свои имена. Попросила показать документы, но они не показали свои удостоверения. Я в этом время был дома, но так как всю ночь работал, утром уснул на втором этаже своего дома. В начале она то ли побоялась открыть им дверь, то ли просто не услышала стук в дверь. У этих мужчин была с собой лестница, с помощью которой они перелезли через стену в наш двор. Увидев неизвестных мужчин во дворе, супруга испугалась и закричала. Я проснулся от ее криков.

«Озодлик»: Они действительно были сотрудниками «Горгаза»?

Махмудов: Я вышел к ним и сказал: «Что вы делаете, почему врываетесь без разрешения в чужой дом?». Они мне ответили: «Мы пришли с «Горгаза». Я им сказал: «Хорошо, тогда покажите мне свои удостоверения, но они не показали никаких документов». Сказали: «Сначала составим акт, потом покажем удостоверения». Я им говорю: «Хорошо, тогда назовите свои имена». А они в ответ: «Сначала составим акт, потом назовем свои имена». Они сказали: «Издан новый закон с 2010 по 1 мая 2016 года». Я говорю: «Покажите мне его. Ведь мы постоянно платим за газ». Они говорят: «Покажите нам квитанции об оплате за газ».

«Озодлик»: Скажите, а что за закон, о котором они Вам говорили?

Махмудов: Они мне его не показали.

«Озодлик»: А Вы не спросили у них о сути этого закона?

Махмудов: Они сказали, что издан новый закон, сказали, что у меня в доме не установлен счетчик. Я им говорю: «В нашей махалле в домах более 90 процентов жителей нет счетчиков. Когда строился наш дом, я написал заявление с просьбой установить счетчик. Поднимите свой архив. До сегодняшнего дня никто ничего нам не говорил. Мы постоянно платили за газ». Они говорят: «Покажите квитанции». Пока я искал их, меня позвали на улицу, я вышел. В это время они составили акт и попросили мою супругу подписать его. Хотя она не является владелицей дома, дом записан на имя сына – Бабура Махмудова. Потом они, не показав ей никаких документов, ушли. Потом я вернулся домой. У нас есть сосед турок, у него трехэтажный дом, вместе с подвалом – четырехэтажный. Я спросил у него сколько он платит за газ. Сосед сказал, что в зимнее время он платит за газ 300 тысяч сумов, летом – около 100 тысяч.

«Озодлик»: Они проникли к Вам во двор, перебравшись через стену, не показали никаких документов, не назвали свои имена. Почему Вы не позвонили в милицию и не сообщили им, что в Ваш дом проникли грабители? ​

Махмудов: В тот день мы не позвонили, а позвонили на следующий день. На следующий день к нам домой приехали десять человек на автомобилях «Дамас» и BMW​. Я посмотрел на составленный днем ранее акт, там были подписи двух человек. Одного оказывается зовут Ганишер Ахмадалиев. Другие не представились. Оружий при себе они не имели. Ахмадалиев говорит мне: «В течение семи меяцев заплатишь 850 миллионов сумов, в противном случае, отключим тебе газ». Я говорю ему: «Покажи свои документы, я не верю тебе, мы платили за газ». Удостоверений они мне не показали.

«Озодлик»: Такое ощущение, что Вы ищите политическую подоплеку в каких-то бессмысленных и неграмотных действиях сотрудников «​Горгаза»​. Или Вы считаете, что все-таки в этом есть что-то политическое?

Махмудов: Я считаю, что есть политическая подоплека. Потому что к другим соседям они не приходили. У нас очень много соседей, у которых нет газовых счетчиков. Пришли и заявили, что я должен заплатить 850 миллионов сумов. Я сказал им, что не собираюсь платить, показал им все квитанции. Попросил показать документы, новый закон, на который они ссылаются, назвать свои имена. Они отказались этого делать. Сказал, что буду говорить с юристами.

«Озодлик»: С историей с сотрудниками «​Горгаза»​ все понятно. Журналистка Малохат Эшанкулова пишет, что Вам не разрешают выехать за пределы Узбекистана. Это правда?

Махмудов: Давайте я договорю все-таки.

«Озодлик»: Хорошо, говорите.

Махмудов: После того, как эти люди отказались показывать мне свои удостоверения, начался скандал. Они зашли и отключили нам газ. До этого я трижды перенес инфаркт. Мне стало плохо и я упал в обморок. Дочь Ватан вызвала «Скорую помощь». Они привели меня в чувство, сделали укол и хотели увезти в больницу, но я отказался. У меня имеются все справки. Но когда я потерял сознание, эти люди с «​Горгаза» сбежали. Дочь вызвала милицию, которые увидели мое состояние. Попросили дочь написать о тех людях. У меня отнялась левая рука, боль перешла в правую ногу. Вот такая вот история со мной случилась.

Теперь что касается вопроса о запрете на выезд из Узбекистана. Когда я вышел из тюрьмы, писательница Дилорам Исакова приглаила меня в Бишкек. Я сказал ей, что не могу поехать один, а только с внуком. Дилорам согласилась и сказала, что и внуку купят билет. Но вдруг начали препятствовать моему выезду.

«Озодлик»: Кто начал препятствовать?

Махмудов: Одним словом, ко мне домой пришли люди в погонах. Двое вызвали сначала к участковому, кажется, полковники, и говорят: «Мы издадим Ваши книги, восстановим в Союзе писателей, повысим Вашу пенсию. Будете печатать свои материалы в газетах, получать гонорары». К слову, я получаю 179 тысяч сумов. Но я сказал им: «Нет, я поеду в Бишкек». 3-4 дня спорил с ними. Потом подумал и отказался от поездки. Но они не выполнили ни одно из своих обещаний. Пенсию не повысили, книгу не издали, хотя взяли две мои книги, написанные ранее, отдал им свои фотографии, но они ничего не сделали. Говорили еще о многих льготах, но ничего не сделали. Сейчас не хочу говорить их имена, чтобы не позорить.

«Озодлик»: Речь идет о сотрудниках спецслужб?

Махмудов: Да, о них. Потом мне позвонил Сафар Бекжан и пригласил в Яссави (Туркестан), сказал, что там состоится встреча, на которой я должен присутствовать. Но сотрудники СНБ сказали: «Никуда не поедите». Я им ответил: Но вы не выполнили свои обещания. Теперь я поеду». После истории с сотрудниками «Горгаза», я подумал, что какая-то организация пытается через них физически уничтожить меня, начал беспокоиться. Потому что такого не может быть, чтобы за один день составили акт, а на следующий день приехали десять человек и начали заставлять меня заплатить такие большие деньги. Мне стало обидно и больно, что они не показали мне ни одного документа, удостоверяющего их личность.

«Озодлик»: Заголовок Вашего открытого письма –​ окончательное решение? Вы действительно хотите покинуть Узбекистан?

Махмудов: Да, я действительно пришел к такому окончательному решению. После освобождения из тюрьмы я еле получил двухгодичную ОВИРовскую визу для выезда за пределы страны, срок которой закончился в феврале месяце. Сейчас хочу подать паспорт на обмен. Есть люди, которые меня пригласили, по телефону я не хочу говорить об этом. Я боюсь, что если не уеду, они придумают против меня еще что-либо. Я не состоял ни в одной оппозиционной организации, ни в «Эрке», ни в «Бирлике». Но я симпатизировал им, они были моими друзьями. Но я всегда был на стороне справедливости.

«Озодлик»: Господин Махмудов, последний вопрос. Вы говорите, что решили уехать, один или вместе с семьей?

Махмудов: Не знаю, есть люди, которые пригласили меня самого. Семья может остаться. Если будет возможность, увезу их тоже, если нет, то поеду сам. Я должен лечиться, установить стимулятор на сердце. Я болен. Моя левая рука не работает даже сейчас, когда я разговариваю с Вами. Приход этих людей стал большой нагрузкой на мое сердце.

«Озодлик»: Спасибо Вам за интервью.

75-летний Мамадали Махмудов отсидел в узбекской тюрьме 14 лет.

Писатель был арестован спустя 10 дней после взрывов в Ташкенте, которые произошли 16 февраля 1999 года. Против Махмудова были выдвинуты обвинения в причастности к этим взрывам и связях с лидером узбекской оппозиции Мухаммадом Салихом. Узбекский суд признал его виновным и приговорил к 14 годам тюрьмы.

Он был освобожден из заключения 19 апреля 2013 года.

Махмудов признан как один из первых узбекских политологов, боровшийся в советское время за независимость Узбекистана.

Его исторический роман «Бессмертные скалы» был запрещен в советское время.

Этот роман был издан на французском языке издательством «L’AUBE». В 2008 году данное издательство и переводчик романа Филипп Фризон объявили акцию в поддержку Махмудова с призывом к его освобождению.

В 1981 году роман «Бессмертные скалы» был опубликован в журнале «Шарк юлдузи» («Звезда Востока»).

В произведении «Бессмертные скалы» рассказывается о событиях конца 19-го века, когда тюркские народы боролись против оккупации Центральной Азии царской Россией.

При использовании наших материалов ссылка на сайт радио «Озодлик» обязательна

XS
SM
MD
LG