Ссылки для упрощенного доступа

17 Декабрь 2017, Ташкентское время: 07:01

Династии и непотизм в центральноазиатской политике


Слева направо: президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Узбекистана Ислам Каримов, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

Эксперты говорят о возрождении династийных традиций как минимум в трех из пяти стран Центральной Азии.

Уже давно было ясно, что четверо из пяти действующих лидеров стран Центральной Азии пока не планируют покидать свои должности. Однако с достижением ими преклонных лет всё острее встают вопросы о том, что станет с их семьями после их ухода из власти. Как кажется, ответом на этот вопрос как минимум в трех из пяти центральноазиатских стран может стать сохранение власти в семье путем ее передачи следующему поколению.

Для обсуждения этих вопросов «Азатлык» (Туркменская редакция радио «Свобода») провела круглый стол с участием ее директора Мухаммада Тахира, редактора журнала Diplomat по темам Центральной Азии Кетерин Путц, научного сотрудника лондонской School of Oriental and African Studies Алишера Ильхамова, корреспондента по Центральной Азии в Human Rights Watch Стива Свердлова и автора этой статьи Брюса Панниера.

За исключением советского периода, в Центральной Азии издавна правили эмиры и ханы со своими династиями. По мнению Алишера Ильхамова, менталитет семейного правления уходит корнями в условия жизни региона. Традиционно в Центральной Азии доминировала сельская жизнь и большие расширенные семьи, а «экономика в большей мере основывалась на домашнем хозяйстве».

– Сейчас мы видим экономику домашнего хозяйства и в некотором роде основанную на домашнем хозяйстве систему управления, – говорит Алишер Ильхамов.

В качестве примера Алишер Ильхамов приводит президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который «вырос в сельской местности и принес свой образ жизни, отношения, а также всю свою расширенную семью в столицу и попытался найти работу для них всех».

Родственники во власти

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева) и его сын Рустам Эмомали.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева) и его сын Рустам Эмомали.

В январе в Таджикистане инициировали законопроект, который был принят в этом месяце, по исключению максимального срока пребывания президента у власти, что позволяет Эмомали Рахмону, переизбиравшемуся уже четыре раза, находиться у власти безгранично.

Стив Свердлов отметил, что поправки предусматривают снижение минимального возраста для возможности быть выдвинутым на должность президента с 35 до 30 лет, в связи с чем высказываются мнения, что это было сделано специально для его старшего сына Рустама Эмомали, которому сейчас 28 лет. Следующие президентские выборы должны состояться в 2020 году. Стив Свердлов также напомнил, что 27 января 38-летняя дочь Эмомали Рахмона Озода была назначена на должность руководителя аппарата президента.

Одним из первых центральноазиатских президентов, которые привели родственников в правительство, стал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, у которого, как и у Ислама Каримова, нет сыновей (согласно официальной биографии). Рахат Алиев, муж старшей дочери Нурсултана Назарбаева Дариги, начал работать в налоговых органах в 1996 году. За 10 лет зять президента, отучившийся в медицинском вузе, стал первым заместителем министра иностранных дел Казахстана, и многие видели его в качестве преемника президента. Жизнь, однако, распорядилась по-другому.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев со старшей дочерью Даригой Назарбаевой в Букингемском дворце. Лондон, ноябрь 2015 года.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев со старшей дочерью Даригой Назарбаевой в Букингемском дворце. Лондон, ноябрь 2015 года.

​Дарига Назарбаева перешла из бизнеса в политику в начале 2000-х годов. В 2004 году она стала депутатом парламента. В 2015 году ее назначили заместителем премьер-министра. 26 декабря 2015 года Нурсултан Назарбаев назначил своего 37-летнего племянника Самата Абиша первым заместителем председателя комитета национальной безопасности. Внуки Назарбаева от Дариги и Рахата Алиева также находятся на государственной службе: 31-летний Нурали Алиев – заместитель акима Алматы, а 25-летний Айсултан Назарбаев, выпускник британской военной академии Sandhurst, работает в министерстве обороны Казахстана.

Сложнее определить ситуацию с переходом власти в Туркменистане. Внук президента Гурбангулы Бердымухамедова Керимгулы неоднократно появлялся на государственных телеканалах в сопровождении своего деда. Керимгулы еще очень молод для занятия должности президента, однако некоторые предполагают, что на эту должность сейчас готовят сына Гурбангулы Бердымухамедова Сердара.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов с внуком Керимгулы.
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов с внуком Керимгулы.

Мухаммад Тахир пояснил, что зять президента Ихлашгельды является представителем Туркменистана по вопросам энергетики в Лондоне, а сестра президента успешно делает бизнес-карьеру в Ашгабате.

В Кыргызстане сейчас сложилась другая ситуация. Однако ранее, в 2005 году, двое детей первого президента Кыргызстана Аскара Акаева участвовали в парламентских выборах и оба получили места в парламенте. Сменивший Аскара Акаева Курманбек Бакиев назначил своего брата Джаныша на должность начальника службы безопасности, а своего сына Максима – по сути, руководить экономикой страны. В то время Максиму было около 30 лет.

Семью не выбирают

Кетерин Путц отмечает, что механизм распределения постов во власти среди родственников и членов большой семьи работает до тех пор, пока это возможно, а «когда это перестает работать, всё просто распадается на части».

Президент Узбекистана Ислам Каримов со старшей дочерью Гульнарой.
Президент Узбекистана Ислам Каримов со старшей дочерью Гульнарой.

Стив Свердлов привел в качестве примера старшую дочь президента Узбекистана Ислама Каримова Гульнару. Ранее Гульнару Каримову считали наиболее вероятным преемником своего отца, однако после того, как Гульнара оказалась в опале, она попала под домашний арест, и продолжает оставаться до сих пор.

Другим примером является ставший ярым оппозиционером зять Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев. После того как он впал в немилость, Рахата Алиева заочно признали виновным в подготовке переворота, впоследствии он погиб в венской тюрьме при загадочных обстоятельствах.

Как кажется, Эмомали Рахмон и Гурбангулы Бердымухамедов намерены провести передачу власти по наследству. В случае Нурсултана Назарбаева такая передача власти будет зависеть от того, получится ли ему найти лояльного преемника, поддерживаемого внутренним кругом его семьи. Ислам Каримов когда-то надеялся, что сможет провести аналогичный сценарий.

Эксперты напоминают, что протесты против бывшего президента Кыргызстана Аскара Акаева начались после избрания двух его отпрысков в парламент. Аналогичная история произошла и с бывшим президентом Курманбеком Бакиевым: назначение его сына Максима ответственным за экономическое развитие страны привело к протестам, приведшим к свержению режима Бакиева.

Все президенты стран Центральной Азии, за исключением действующего президента Кыргызстана Алмазбека Атабаева, находятся у власти, потому что изначально кто-то еще более сильный, чем они, привел их на это место. Они не являются героями революций или известными общественными деятелями, кропотливо проходившими путь к вершине власти. В связи с этим эксперты высказывают мнение, что президентам будет нелегко обеспечить «автоматический» переход авторитета, которым пользуются они сами, к их родственникам у власти.

Материал подготовили Брюс Панниер, Анна Клевцова, радио «Азаттык» (Казахская редакция радио «Свобода»)

XS
SM
MD
LG