Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2019, Ташкентское время: 05:36

Дрю Салливан: Ташкент попытается оказать политическое давление на Вашингтон, чтобы вернуть замороженные деньги Гульнары


Иллюстративное фото.

Ташкент просит США вернуть деньги приближенных Гульнары Каримовой.

Вслед за коррупционным скандалом по «узбекскому делу» на счетах ряда западных банков, открытых на имена граждан Узбекистана, были заморожены средства в размере, по меньшей мере, 1 миллиарда долларов США.

16 декабря 2015 года министр юстиции Узбекистана официально обратился к американскому суду с просьбой вернуть эти деньги официальному Ташкенту.

Так есть ли у правительства Узбекистана возможность вернуть эти миллиарды, предположительно незаконно присвоенные Гульнарой Каримовой, старшей дочерью президента Ислама Каримова?

На этот и другие вопросы «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода») по «узбекскому делу» ответил главный редактор Международного Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) Дрю Салливан, который участвовал в журналистском расследовании по раскрытию преступлений трех крупнейших международных телекоммуникационных компаний, подозреваемых в даче взятки старшей дочери президента Узбекистана.

Журналист Дрю Салливан.
Журналист Дрю Салливан.

Дрю Салливан: В этом запросе Узбекистана имеется такая серьезная проблема как столкновение интересов. Укравший эти деньги человек – дочь президента Узбекистана, то есть лицо, непосредственно являющееся представителем первой семьи. Министерство юстиции Узбекистана говорит: «Мы наказали воров». Однако Ислам Каримов до сих пор является президентом, нет никакой официальной информации о том, что его дочь Гульнара наказана и заключены в тюрьму. Также нет возможности официально подтвердить заявления о том, Гульнара Каримова находится под домашним арестом. А может быть она на данный момент спокойно отдыхает в Сан-Тропе (одно из наиболее престижных мест отдыха на юге Франции – ред.), а возможно до сих пор контролирует высокодоходные отрасли в узбекской экономике. Нам это неизвестно. Поэтому будет очень трудно убедить американский суд в необходимости возвращения этих денег в Узбекистан.

По неподтвержденной информации, Гульнара Каримова находится под домашним арестом в Ташкенте.
По неподтвержденной информации, Гульнара Каримова находится под домашним арестом в Ташкенте.

Озодлик: По неподтвержденной пока информации, в Узбекистане Гульнару Каримову судили. Узбекский суд избрал ей меру пресечения в виде домашнего ареста на три года. Если эта информация подтвердится, сможет ли официальный Ташкент заявить, что и дочь президента наказана, что правительство и Гульнара – это не одно и то же, что на самом деле власти являются пострадавшей стороной и под этим предлогом вернуть себе 1 миллиард долларов?

Дрю Салливан: С одной стороны кажется, что в требованиях узбекской стороны есть смысл. Если кто-то путем коррупции украл деньги, принадлежащие государству и народу, то они должны ответить за этот поступок перед судом, в случае, если их вина будет доказана, деньги должны быть возвращены истинным владельцам. В своем письме министр юстиции Узбекистана делает ударение именно на этот момент. Однако фундаментальная проблема заключается в том, что Гульнара Каримова присваивала эти деньги во время президентства своего отца, и ни ее отец, ни его правительство в течение более 10 лет не сделали ничего, чтобы остановить ее. Допустим, что информация о том, что Гульнара Каримова предстала перед судом, и ей был назначен домашний арест, окажется правдой. Разве это достойное наказание за такое преступление, как кража 1 миллиарда долларов только в области телекоммуникации? Мы очень хорошо знаем систему юстиции в Узбекистане. Тысячу людей на долгие годы бросают в тюрьмы по обвинению в получении или даче взятки в размере 100 долларов. Почему такое жесткое наказание не назначается человеку, который украл 1 миллиард долларов? Мы еще не знаем, сколько в общей сложности денег народа и государства украла президентская дочь с помощью правительственных систем. Еще раз повторюсь, замороженный 1 миллиард долларов – это взятка, полученная всего лишь у трех мобильных компаний, это всего лишь верхушка айсберга.

Дрю Салливан уверен, что Ташкент попытается оказать давление на Вашингтон, чтобы вернуть замороженные в банках Европы деньги.
Дрю Салливан уверен, что Ташкент попытается оказать давление на Вашингтон, чтобы вернуть замороженные в банках Европы деньги.

Озодлик: Ожидается, что районный суд Нью-Йорка вынесет предварительное решение по обращению министерства юстиции Узбекистана 28 января. Как Вы думаете, какое решение вынесет американский суд?

Дрю Салливан: Во-первых, я не думаю, что узбекская сторона проиграет в суде. Лично для меня, приведенные ими доводы являются очень слабыми. Однако судебная система в Америке построена таким образом, что если вы в состоянии потратить большие деньги и нанять сильного адвоката, то процесс может затянуться на несколько лет. Речь идет о немалых деньгах, а об 1 миллиарде долларов. И как мы видим, кажется, что узбекская сторона не жалеет денег на адвокатов. (Для судебного процесса в Нью-Йорке правительство Узбекистана наняло американскую адвокатскую компанию Holwell Shuster&Goldberg – ред.). Поэтому можно ожидать, что этот процесс затянется, по меньшей мере, на 2-3 года. Кроме того, Ташкент попытается оказать политическое давление на Вашингтон, чтобы вернуть замороженные деньги Гульнары. Но так как система юстиции в США независима от политического правительства, я не думаю, что такие попытки могут сработать на деле.

Озодлик: Вы придерживаетесь мнения, что замороженные по требованию министерства юстиции США 1 миллиард долларов не должны быть возвращены правительству Узбекистана, что этот возврат означает, что украденные деньги будут возвращены обратно самим ворам. Если эти деньги не будут возвращены официальному Ташкенту, то кому их нужно отдать? Какие механизмы существуют для этого?

Дрю Салливан: Отсутствие представителей, представляющих узбекский народ, является серьезной проблемой. Правительство – это не народ. Власть защищает интересы «верхушки». А у народа нет легитимных представителей, которые бы потребовали эти деньги. Украденные 1 миллиард долларов – это деньги простых узбеков. Они были украдены у пользователей услуг мобильной связи и каким-то образом должны быть возвращены им самим. Каким образом можно вернуть эти деньги – вопрос, над которым стоит серьезно подумать. На месте правительства США я бы открыл специальный фонд и перевел эти деньги на его счет. А деньги со счета этого фонда тратил бы на гранты и стипендии узбекской молодежи, обучающейся за рубежом и на помощь узбекистанцам, которые вынуждены бежать из своей страны.

Озодлик: Господин Салливан, спасибо за интервью.

XS
SM
MD
LG