Ссылки для упрощенного доступа

Задержанный в Ташкенте казахстанец вернулся на родину


Вохиджон Ниязов (справа) с отцом Нематжоном Ниязовым. Южно-Казахстанская область, 11 ноября 2016 года.

Вохиджон Ниязов (справа) с отцом Нематжоном Ниязовым. Южно-Казахстанская область, 11 ноября 2016 года.

Гражданин Казахстана Вохиджон Ниязов, который провел в узбекской тюрьме почти четыре месяца после задержания в ташкентском аэропорту, вернулся домой.

Житель Сайрамского района Южно-Казахстанской области Нематжон Ниязов 11 ноября сообщил «Азаттыку» (Казахской редакции радио «Свобода»), что его 27-летний сын Вохиджон «благополучно вернулся домой».

Напомним, что в начале августа этнические узбеки, являющиеся гражданами Казахстана, связались с репортером «Озодлика» (Узбекской редакции радио «Свобода») и сообщили о том, что 27-летний Вохиджон Ниязов из города Сайрам в Южно-Казахстанской области исчез в аэропорту Ташкента 28 июля после прилета из Южной Кореи.

– Он носил красивую и ухоженную бороду, но не состоял в каких-либо запрещенных религиозных течениях. Его задержали вечером 28 июля в ташкентском аэропорту после прилета из Южной Кореи. Очевидцы говорят, что там был разговор про его бороду и о том, что в его мобильном телефоне обнаружили какую-то религиозную проповедь. Его провели в отдельную комнату, но оттуда Вохиджон уже не вышел, – сообщил в начале августа репортеру «Озодлика» собеседник из города Сайрам, попросивший не разглашать его имя.

Его родственники в разговоре с репортером «Озодлика» утверждали, что Вохиджон был задержан сотрудниками Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана из-за бороды и наличия религиозных материалов в мобильном телефоне.

Отец Вохиджона Нематжон Ниязов говорил нашему репортеру о том, что вместе с супругой поехал в поисках сына в Узбекистан, встречался с сотрудниками столичного аэропорта, которые сообщили ему, что сотрудники СНБ посадили Вохиджона в автомобиль и увезли в неизвестном направлении.

В разговоре с репортером «Азаттыка» Вохиджон Ниязов рассказал, что рассчитывал, что через несколько часов приедет домой, но оказался под стражей почти сразу после прилета. В Узбекистане ему предъявили обвинение в «контрабанде материалов экстремистского характера».

Я хотел позвонить, сообщить. Они ответили, что уведомят через адвоката. Я потом узнал, что никто не сообщил.

По словам Вохиджона, он изо всех сил старается забыть последние три с половиной месяца, которые ему пришлось провести в заключении.

– Я возвращался домой после четырех месяцев работы в Корее, хотел сделать родителям сюрприз, не сказал о времени возвращения. У меня борода, на фотографии в паспорте я тоже с бородой. Возможно, из-за бороды появились подозрения у таможни, меня увели в другую комнату, сказав, что нужно проверить документы. Там еще двое сотрудников проверили мой телефон, там были проповеди, они увидели их. И потом сразу же забрали меня в изолятор под предлогом «проверки», – вспоминает Вохиджон Ниязов.

По его словам, узбекские силовики не позволили ему сообщить родственникам о задержании.

– Я хотел позвонить, сообщить. Они ответили, что уведомят через адвоката. Я потом узнал, что никто не сообщил, – говорит Ниязов.

В следственном изоляторе Вохиджон Ниязов оказался в день задержания в аэропорту, 28 июля.

– Все, что было, уже в прошлом. Со мной все хорошо, здоровье в порядке. Я там старался не растеряться, быть сильным, тренировался. И с моральной стороны держался. Старался сдерживаться, быть готовым защитить себя, если бы что-нибудь случилось, – рассказывает он репортеру «Азаттыка».

Казахстанец Вохиджон Ниязов, которого задержали в ташкентском аэропорту.

Казахстанец Вохиджон Ниязов, которого задержали в ташкентском аэропорту.

Вохиджону Ниязову было предъявлено обвинение по статье 246 Уголовного кодекса Узбекистана («Контрабанда»). Санкция этой статьи предусматривает наказание от пяти до 20 лет лишения свободы. Вохиджон говорит, что к нему применили амнистию, которую власти Узбекистана приурочили ко Дню Конституции 12 октября.

Отец Вохиджона Нематжон говорит, что на протяжении четырех месяцев семья молодого парня в растерянности.

– И днем и ночью переживали. Теперь он благополучно вернулся. Мне кажется, за это время сын повзрослел, – говорит Нематжон Ниязов, добавляя, что теперь не отпустит сына за границу.

Вохиджон сказал, что он и не собирается уезжать, хочет жениться, жить с родителями, заботиться о них.

Людям, направляющимся в Узбекистан, Вохиджон советует «почистить телефон, сбрить бороду, если она есть, и быть очень осторожными в словах и действиях».

Как сообщает «Азаттык», ситуацию, схожую с той, которую пережил Ниязов, оказался в прошлом еще один казахстанец. В марте 2012 года гражданин Казахстана Ермек Космагамбетов был задержан на границе с Узбекистаном, куда он ехал с подругой на отдых. Узбекские спецслужбы нашли в его компьютере некие файлы, которые потом назвали «экстремистскими». Через несколько месяцев суд в Ташкенте приговорил Космагамбетова к пяти годам тюрьмы по обвинению в экстремизме. Подруга Космагамбетова Айгерим Шакирова говорила, что нетбук принадлежал другому человеку, а Ермек не знал о хранящихся в компьютере файлах религиозного характера, которые вряд ли можно назвать «экстремистскими».

И ранее наблюдались случаи, когда при пересечении границы транзитом через Узбекистан узбекские силовики задерживали граждан соседних государств, хранивших в своих мобильных телефонах записи религиозного характера.

Ранее «Озодлик» сообщал о задержании в Узбекистане 34-летнего Бахтияра Худойбердиева, который с 2009 года является гражданином России. 8 января этого года он прилетел из Южной Кореи в Ташкент, планировал перейти узбекско-кыргызскую границу, чтобы навестить свою мать, которая живет в кыргызском городе Ош. Однако после проверки в ташкентском аэропорту, сотрудники узбекских спецслужб увезли его в неизвестном направлении.

Правозащитники из Кыргызстана сообщили «Озодлику», что позже Бахтияр Худойбердиев был приговорен к 6 годам лишения свободы.

25 мая 2016 года имеющий российское гражданство выходец из города Ош 29-летний Зухриддин Абдураимжонов был задержан на узбекско-кыргызской границе. Правоохранительные органы Узбекистана привлекли его к уголовной ответственности за хранение в мобильном телефоне подозрительных материалов религиозного характера. Впоследствии Абдураимжонов был приговорен к 3 годам тюрьмы.

По материалам «Азаттыка» и «Озодлика» (Казахской и Узбекской редакций радио «Свобода»)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG