Ссылки для упрощенного доступа

При длительном отсутствии на территории Узбекистана вы можете оказаться в «черном списке»


Фотографии граждан Узбекистана, разыскиваемых по обвинению в терроризме и диверсии.

Фотографии граждан Узбекистана, разыскиваемых по обвинению в терроризме и диверсии.

В ходе расследования, проведенного журналистами «Озодлика», выяснилось, что на сегодняшний день число узбекистанцев, объявленных в розыск, может составлять как минимум 40 тысяч человек. Составленный сотрудниками СНБ и МВД Узбекистана «Список разыскиваемых лиц» особенно встревожил граждан, длительное время обучающихся либо работающих вне пределов страны. В ходе нашего расследования выяснилось, что в данный список кроме лиц, воюющих в Сирии и Ираке, внесены также имена граждан, которые длительное время отсутствовали в Узбекистане.

Как утверждают находящиеся в розыске граждане Узбекистана, в случае ареста лица, находящегося в этом списке, ему неизбежно грозит тюрьма и никакой вид помилования в отношении него применен не будет. При этом гражданин может абсолютно не знать о том, что он внесен в этот список, и при возвращении на родину спустя несколько лет его могут просто арестовать.

Сообщается о давлениях и угрозах на родственников разыскиваемых граждан. Рейды людей в «черных масках», бесконечные вызовы в следственные отделы и объяснительные в отделениях милиции – это всего лишь часть состояния, которое переживают родственники разыскиваемых в Узбекистане.

Узбекский парень, сбежавший из Владивостока в Египет

В беседе с репортером «Озодлика» проживающий сегодня в Египте 33-летний Шавкат (условное имя – Ред.) рассказывает о том, как четыре года назад сбежал от узбекских спецслужб и смог скрыться в Каире.

Узбекистанец Шавкат, находящийся в списке разыскиваемых.

Узбекистанец Шавкат, находящийся в списке разыскиваемых.

– Я прожил во Владивостоке 12 лет. В 2012 году правоохранительные органы Узбекистана объявили меня и моего младшего брата в розыск. Мой братишка не читал намаз. Его задержали в России, затем выдали Узбекистану. Несмотря на то, что он не был верующим, его приговорили к 9 годам по религиозным обвинениям. Потом задержали и осудили еще двух знакомых мне парней. В результате мне пришлось вместе с семьей бежать в Египет, – говорит собеседник.

Мы нашли Шавката с помощью специального списка, предоставленного нашей редакции источником в правоохранительных органах. Согласно этому списку, Шавкат и еще 29 его односельчан объявлены в международный розыск по обвинению в религиозном экстремизме.

Мы не будем разглашать название села с 25 тысячью жителей, в котором проживал Шавкат. Кроме того, редакция «Озодлика» приняла решение не разглашать имена и фамилии лиц, приведенных в данном списке. Причиной данного решения является то, что этот список, в котором приведены имена 30 человек, посредственно и непосредственно касается судьбы еще десятка людей.

Список с номерами мобильных телефонов родственников лиц, объявленных в розыск по обвинению в религиозном экстремизме.

Список с номерами мобильных телефонов родственников лиц, объявленных в розыск по обвинению в религиозном экстремизме.

Документ, имеющийся в распоряжении нашей редакции, называется «Список мобильных номеров родственников находящихся в розыске членов религиозно-экстремистских течений».

На фоне десятка судебных заседаний, которые в течение последних двух лет проходят в Узбекистане по делу лиц, связанных с террористической организацией ИГИЛ, на первый взгляд кажется, что это просто список «узбекских игиловцев, бежавших в Сирию и Ирак».

Однако Шавкат, имя которого значится в этом списке, полностью опровергает обвинения узбекских спецслужб о его причастности к религиозному экстремизму.

– Я читаю намаз. Но абсолютно не являюсь членом какого-либо религиозного течения. На самом деле, у религии есть свой путь. Если вы сойдете с этого пути, то ошибетесь. Я полностью очерняю дела, осуществляемые сейчас боевиками ИГИЛ. Это противоречит нашей религии. Я никогда не думал вступать в джихад. Уже четыре года мы находимся в бегах. Я мечтаю лишь об одном – чтобы все эти скитания быстрее закончились и я смог жить спокойно. Хочу заниматься воспитанием детей, чтобы мой брат вышел из тюрьмы. Ничего другого мне больше не надо, – говорит репортеру «Озодлика» Шавкат, который четыре года назад был объявлен в международный розыск.

В розыск объявлены несколько семей

После беседы с Шавкатом мы попытались связаться с родственниками остальных лиц, приведенных в списке разыскиваемых, чтобы более подробно изучить картину.

В списке приведены в общей сложности 53 телефонных номеров, принадлежащие родственникам 30 лиц, находящихся в розыске. Репортер «Озодлика» позвонил на каждый из этих номеров и смог пообщаться с 17 родственниками лиц, значащихся в списке разыскиваемых.

Со слов собеседников нашему радио стало известно о том, что, кроме Шавката, в Египте проживают еще пять его односельчан, объявленных в розыск правоохранительными органами Узбекистана. На сегодняшний день еще семеро его односельчан находятся в Турции, один – в Норвегии. Местонахождение троих односельчан Шавката остается пока неизвестным.

Четверо среди разыскиваемых односельчан Шавката – женщины, остальные – мужчины, разыскиваемые в возрасте от 26 до 46 лет.

Во время телефонной беседы с собеседниками из Узбекистана стало известно, что в некоторых случаях узбекские правоохранительные органы разыскивают сразу несколько семей: в трех семьях в качестве «членов религиозно-экстремистских течений» разыскиваются муж и жена, в двух семьях – по трое братьев, еще из одной семьи – два брата.

Родственники лиц, значащихся в списке разыскиваемых, сообщили, что видели своих родных самое большее – 8 лет, самое меньшее – 1 год назад.

«Охота на узбеков» во Владивостоке

Нашему радио стало известно, что, кроме Шавката, еще семеро его односельчан были объявлены в розыск после того, как уехали на заработок во Владивосток. Трое из них бежали в Турцию, узнав о том, что в Узбекистане их объявили в розыск. Родственники еще троих не знают ничего о местонахождении своих родных.

​Шавкат говорит, что, как и его односельчане, поехал во Владивосток на заработки. По словам парня, после окончания школы в Узбекистане он подал свои документы в медицинский вуз, но поступил на контрактное отделение. Из-за отсутствия денег, Шавкат решил поехать в Россию на заработки, после накопление определенной суммы, он планировал вернуться домой и продолжить учебу.

– Приехав в Россию, я постоянно работал на стройках. Отказался от мечты стать врачом. В этой стране познакомился с русской девушкой и женился на ней. У нас родились дети, – рассказывает Шавкат.

По его словам, семь лет назад он услышал о том, что во Владивостоке началась «охота» на узбекистанцев, в результате которой многие из них при помощи российских спецслужб были отправлены за решетку.

– Андижанцы, работавшие во Владивостоке, были замещены в каком-то течении. Они действительно сотрудничали с этим течением. Когда они поехали в Узбекистан, внутри их сумок была обнаружена информация об этом течении. Они «признались, что хотели организовать государственный переворот». После этого в Узбекистане начали проверять каждого мужчину из Ферганской долины. Они давали показания против других. Затем начали проверять парней из других областей. Российские спецслужбы передали своим узбекским коллегам многих узбекистанцев, работавших во Владивостоке. В Узбекистане их посадили. Среди моих знакомых есть много ребят, которые уже отсидели свой срок, – говорит репортеру «Озодлика» 33-летний собеседник.

Учащиеся «Аль-Азхара» находятся под преследованием

После этих событий Шавкат нашел убежище в Египте. Стало известно, что пятеро его односельчан, объявленные в розыск, учились в каирском университете «Аль-Азхар».

Один из них – парень 1977 года рождения, объявленный в розыск четыре года назад. Об этом нашему радио стало известно после разговора с его родным дядей:

– Он учился в Египте, затем остался работать в этой стране. Где-то четыре года назад его родственникам сообщили о том, что он находится в розыске. Меня тоже вызвали на допрос. Я спросил у следователей причину, по которой его подали в розыск. Они мне ответили, что он длительное время отсутствовал в Узбекистане, ходил без документов. После того, как племянник узнал, что его объявили в розыск, он переехал из Египта в Турцию. Он хочет вернуться домой, но опасается, что его могут посадить, – говорит собеседник.

Нам стало известно, что еще трое односельчан Шавката до сих пор живут в Египте.

Источник «Озодлика» в правоохранительных органах Узбекистана говорит, что после «Арабской весны» многие узбекистанцы были объвлены в розыск по религизным обвинениям.

– После этой беды под названием «Арабская весна» начались широкомасштабные проверки в отношении многих узбекистанцев. У нас действительно есть указание, согласно которому мы объявляем в розыск граждан, которые длительное время отсутствовали в Узбекистане. Это вопрос безопасности. Если гражданин присоединился в какому-то течению, то есть польза в том, что мы берем под контроль его родственников в Узбекистане. Известно, что в последнее время Россия и Турция превратились в транзитную зону для тех, кто отправляется на джихад. Поэтому, если поступает сигнал в отношении узбекистанцев, находящихся в этой стране, мы в обязательном порядке берем их под контроль, – говорит наш источник в правоохранительных органах.

Разыскиваемые и спецслужбы находятся в постоянной связи друг с другом

Как стало известно из беседы с Шавкатом и его односельчанами, лица, внесенные в список разыскиваемых лиц, действительно находятся под постоянным контролем, в некоторым случаях сотрудники узбекских спецслужб связываются с ними по телефону, чтобы узнать о том, где они находятся и чем занимаются.

Данную информацию репортеру «Озодлика» подтвердил Шавкат, который в свое время бежал из России в Египет.

– Сотрудник СНБ иногда связывается со мной и спрашивает: «Где вы, как дела, чем занимаетесь?» Он в постоянной связи со мной. Два дня назад написал мне по WhatsApp'у, – говорит Шавкат.

Мирзияев намерен продолжить политику Каримова в борьбе с религиозным экстремизмом

Шавкат и 29 его односельчан были объявлены в розыск в результате политики, которая проводилась «в целях борьбы с религиозным экстремизмом» в годы правления президента Ислама Каримова. По мнению правозащитников, в результате данной политики Каримова большинство невиновных граждан оказались жертвами религиозных обвинений. Однако после смерти Каримова Шавкат Мирзияев, который является основным кандидатом на пост главы государства, разочаровал тех, кто надеялся на изменение данной политики.

Во время представления своей предвыборной программы врио президента и премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев заявил, что политика Каримова «по борьбе» с религиозным экстремизмом останется без изменений:

«Мы все это время боролись и продолжим бороться против разрушительных сил, которые неправильно трактуют нашу религию, и за маской пытаются вернуть нас назад, в средневековье», – заявил в прошлом месяце Мирзияев. Вместе с тем он добавил, что «Узбекистан обладает достаточной силой, чтобы нанести удар в ответ на любые действия внутренних и внешних сил, пытающихся посягнуть на суверенитет и независимость государства».

Родственники разыскиваемых в Узбекистане живут под давлением

После этого заявления Мирзияева по всему Узбекистану начались рейды людей в «черных масках» против лиц, подозреваемых в причастности к экстремистским организациям и граждан, которые длительное время отсутствовали в стране.

По словам героя нашей статьи Шавката, обыски в домах лиц, находящихся в розыске, проводятся людьми в «черных масках» регулярно:

Человек в «черной маске», замеченный в ходе рейда на одном из базаров в Узбекистане.

Человек в «черной маске», замеченный в ходе рейда на одном из базаров в Узбекистане.

– В мой дом с обыском люди в «черных масках» приходили несколько раз. Они доставили нам невыразимые муки. После этого у моей мамы постоянно повышается артериальное давление. Она перенесла три операции, отец получает капельницу, – говорит Шавкат.

Родственники его односельчан, находящихся в розыске, также пожаловались на регулярные обыски со стороны людей в «черных масках». В разговоре с репортером «Озодлика» 55-летняя женщина, у которой два сына в возрасте 36 и 31 года находятся в розыске, жалуется, что сильно устала от постоянных приходов силовиков:

– Милиция и ОМОН приходят с проверками. Перед каждым праздником они приходят с обыском в мой дом. Приходят люди в масках, без маски. Позорят меня перед всей махаллей. Несколько раз вызывали в милицию и мучили, требуя найти сыновей. Их отец не смог вынести этого позора, начал выпивать. В результате, сильно заболел и скончался в апреле этого года, – говорит женщина.

​Еще одна собеседница, которая является матерью объявленного в розыск два года назад 29-летнего односельчанина Шавката, также жалуется на действия силовиков.

– В августе месяце, перед празднованием Дня независимости в мой дом ворвались люди в «черных масках». Провели обыск в моем доме. После этого скандала у меня начало повышаться давление, у меня появился сахарный диабет. Мой зять отправил мне 900 долларов на лечение, сотрудники СНБ в «черных масках» забрали у меня эти деньги. Я обратилась в районное отделение СНБ с требованием вернуть мне эти деньги, затем пошла областное отделение спецслужб. Но эти деньги так и не нашлись, они не вернули их мне. Ведь 900 долларов – не малая сумма. Они были отправлены на мое лечение, – плачет пожилая женщина в разговоре с репортером «Озодлика».

Однако председатель схода граждан одной из махаллей оправдал действия лиц в «черных масках», заявив, что их рейды необходимы для безопасности страны:

– В нашей махалле две семьи стоят на постоянном учете по религиозному экстремизму. Парня из одной семьи привезли из России. Оказывается, он планировал уехать в Сирию на джихад. Из второй семьи в розыске находятся сразу два человека – отец и сын. У нас есть сведения о том, что они находятся в Турции и хотят присоединиться к ИГИЛ. Все это выяснилось в ходе рейдов. Безконтрольность может представить большую опасность нашей безопасности, – сказал нашему радио председатель схода граждан одной из узбекских махаллей, имя которого наше радио решило не разглашать.

По мнению наблюдателей, правительство Узбекистана опасается ситуацией в соседних странах, в частности, активизацией ИГИЛ в Афганистане, и наличия различных религиозных течений на юге Кыргызстана. В прошлом году заместитель председателя Духовного управления мусульман Узбекистана Абдулазиз Мансур сообщил, что в рядах «Исламского государства» воюют 200 узбекистанцев. Однако сами узбекские боевики в Сирии утверждают, на самом деле их численность намного больше. Однако точных данных о количестве узбекских боевиков в рядах террористических организаций в Сирии и Ираке нет. По данным узбекских правозащитников, за последние несколько лет по обвинению в причастности к ИГИЛ были арестованы более 200 граждан, многие из них числились в списке МВД и находились под наблюдением, а некоторые являются верующими, которые недавно вернулись из-за рубежа. Международные организации утверждают, что в Узбекистане нет опасности терроризма. Буквально на днях был обнародовал доклад сиднейского Института экономики и мира под названием «Global Terrorism Index 2016», в котором Узбекистан снова был внесен в список стран, в которых не существует потенциальная угроза терроризма.

Сколько узбекистанцев находятся в розыске?

Власти Узбекистана не раз заявляли о проводимой серьезной борьбе против религиозного экстремизма. Однако они не разу не разглашали цифр относительно лиц, осужденных или объявленных в розыск по религиозным обвинениям.

​Согласно данным, полученным в правоохранительных органах Узбекистана, в каждом районе и городе республики имеются свои списки разыскиваемых лиц, являющихся «членами религиозно-экстремистских течений». В Узбекистане есть 119 городов, более десятка малых городов и 171 район (включая 11 районов Ташкента). Следовательно, можно предположить, что в общей сложности в Узбекистане имеется более 300 списков «членов религиозно-экстремистских течений».

В документе, который оказался в распоряжении «Озодлика», говорится, что 30 жителей села с населением в 25 тысяч человек подозреваются в членстве в религиозно-экстремистском течении. Если учитывать, что сегодня население Узбекистана составляет практически 32 миллиона человека, можно предположить, что по всей стране число подозреваемых в членстве в религиозно-экстремистских течениях составляет по меньшей мере 40 тысяч человек.

Люди, которые не знают, что объявлены в розыск

Есть еще один аспект этого вопроса – гражданин, находящийся в списке разыскиваемых может не знать о том, что в Узбекистане он объявлен в розыск. Об этом нам стало известно во время разговора с односельчанами Шавката, двое из которых сообщили, что их родственники за пределами Узбекистана не знают о том, что находятся в списке разыскиваемых.

В частности, когда мы связались с отцом 30-летней женщины, которая находится в списке разыскиваемых, он удивился, услышав от нашего репортера о том, что его дочь объявлена в розыск.

– Моя дочь уже четыре года вместе с мужем работает в Турции. Их дети вместе с родителями. Они не в розыске. Откуда вы взяли это? Дочь часто звонит мне, мы с ней общаемся, – заявил 57-летний мужчина в телефонном разговоре с репортером «Озодлика».

Родственники 31-летнего парня, который рос вместе с Шавкатом в одном селе, случайно узнали о том, что он числится в списке разыскиваемых:

– Мой младший брат в 2006 году уехал на учебу в Норвегию. Три года назад мы случайно увидели его фотографию в газете «На посту». Внизу было написано, что он находится в розыске. Мы сильно удивились. Сотрудники милиции вообще ничего не сказали нам о причинах, по которым они обяъвили моего брата в розыск. Мы до сих пор не знаем о причинах. Брат живет в Норвегии, у него все хорошо. Работает, учит норвежский язык. Не жалуется на условия, – говорит собеседник.

26-летняя собеседница рассказывает нашему радио, что обратилась в паспортный отдел одного из РОВД для получения биометрического паспорта. Там же она случайно увидела на доске разыскиваемых лиц фотографию своего 32-летнего мужа, который сбежал из Владивостока в Турцию.

– Затем я сообщила об этом мужу. Уже полтора года он скрывается в Турции. Я не разговаривала с ним с июля месяца. Разозлилась на него из-за того, что соскучилась по нему, поэтому и поругались, – говорит собеседница.

Обвинение «в длительном отсутствии» в Узбекистане

Во время телефонных разговоров с нашими собеседниками выяснилось, что большинство односельчан Шавката были объявлены в розыск из-за длительного отсутствия в Узбекистане. По словам женщины, чей сын 5 лет назад уехал на заработки в Турцию, два года назад был объявлен в розыск именно по этой причине:

– Сын вместе с женой и детьми живет в Турции. В СНБ мне заявили: «Ваш сын объявлен в розыск из-за длительного отсутствия в Узбекистане», – рассказала нашему репортеру жительница Узбекистана.

Обвинение «в длительном отсутствии в Узбекисстане» было предъявлено в отношении еще четырех односельчан нашего собеседника Шавката, которые учились в Египте.

Является ли преступлением длительное пребывание гражданина Узбекистана за рубежом? Ответ на этот вопрос мы попытались найти в законах республики, но в результате выяснили, что таких требований в узбекском законодательстве нет.

В статье 365 Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана говорится, что «при неизвестности места нахождения обвиняемого следователь обязан принять все необходимые меры к установлению его места нахождения, а в случае необходимости, объявить на него розыск». Согласно закону, «следователь вправе объявить розыск только того лица, в отношении которого имеется постановление о привлечении его в качестве обвиняемого». В случае обнаружения обвиняемого в отношении него может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

С.Икрамов: Обвинение в религиозном экстремизме придумано для Интерпола

Руководитель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов, который следит за ситуацией вокруг дела лиц, объявленных в розыск или осужденных по религиозным обвинениям, заявляет о необходимости приостановления данного процесса:

Ташкентский правозащитник Сурат Икрамов.

Ташкентский правозащитник Сурат Икрамов.

​– В последнее время многих людей подают в розыск. Сотрудники Управления по борьбе с терроризмом приходят к участковым инспекторам, чтобы узнать через председателя махалли и махаллинского посбона информацию о том, кто куда уехал. Там им предоставляют адреса и телефоны этих лиц. Родственники этих лиц сообщают о том, кто уехал на учебу, а кто работать. Однако сотрудники Управления по борьбе с терроризмом предъявляют им обвинения по статьям об экстремизме. Интерпол обратит внимание, если в отношении человека предъявлены обвинения по этим статьям. Эти люди могут быть ни в чем не виновны, но в отношении них предъявляются обвинения по этим статьям и объявляется розыск для того, чтобы вернуть их в Узбекистан. Здесь много вопросов, но нет ответа ни на один из них. Все это должно быть рассмотрено. Государство должно прекратить подобные действия. К сожалению, прежняя политика властей Узбекистана продолжается по сей день. По религиозным обвинениям в тюрьмах находятся более 13 тысяч человек. Я участвовал во многих судебных заседаниях по делам этих лиц, вина ни одного из обвиняемых не была доказана. Люди, приговоренные к 15 или 20 годам, даже не знают, за что их осудили, – сказал правозащитник Сурат Икрамов репортеру «Озодлика».

Надежда на безнадежную амнистию

Накануне окончания работы над этой статьей мы снова связались с собеседником из Узбекистана Шавкатом, который в настоящее время проживает в Египте вместе со своей семьей. Он говорит, что надеется, что его 27-летний брат, вывезенный из России в Узбекистан и последние 3 года и 3 месяца отбывающий тюремный срок, выйдет на свободу по амнисти. Герой нашего рассказа надеется на милость его тезки – основного кандидата на пост президента Узбекистана Шавката Мирзияева. Но в тоже время он не скрывает, что это может оказаться безнадежной надеждой.

Между тем он ломает голову над тем, каким образом можно выйти из «Списка разыскиваемых лиц». Не исключено, что этот вопрос мучает десятки узбекистанцев, которые не знает о том, каким образом они оказались в этом списке. Граждане Узбекистана, длительное время обучающиеся или работающие за пределами своей страны, не знают, как можно установить, внесены или нет их данные в этот список.

P.S. Когда я закончила писать статью,​ мне позвонила мама: «Доченька, мы по тебе соскучились. Сегодня празднуем день рождения твоего племянника, который родился во время твоего последнего приезда в Хорезм», сказала она. Посчитав, я поняла, что не была на родине целых пять лет. И тогда я подумала, что, возможно, из-за длительного отсутствия в Узбекистане и меня могли внести в «Список разыскиваемых в Узбекистане лиц». Завтра попрошу своих младших братьев, чтобы сходили в хорезмские отделения милиции и проверили, не значится ли моя фамилия на «Доске разыскиваемых»...​

Материал Мехрибон Бекиевой, журналиста радио «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода»)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG