Ссылки для упрощенного доступа

21 Апрель 2024, Ташкентское время: 11:15

«Вся вина в том, что я – каракалпак». Преследования каракалпакских активистов на родине и за рубежом


Активисты из Каракалпакстана Акылбек Муратов (справа) и Кошкарбай Туремуратов на праздновании Наурыза. Казахстан, Алматы, 2022 год.
Активисты из Каракалпакстана Акылбек Муратов (справа) и Кошкарбай Туремуратов на праздновании Наурыза. Казахстан, Алматы, 2022 год.

Десятки каракалпакских активистов попали в жернова репрессивной машины Ташкента, которая активизировалась после Нукусских событий 2022 года. Вслед за подавлением протестов, вспыхнувших в республике из-за волюнтаристских решений центра, власти Узбекистана принялись преследовать и живущих за рубежом каракалпаков. Аресты в Казахстане по запросу южного соседа и растущие риски подтолкнули некоторых представителей каракалпакской диаспоры к вынужденной эмиграции.

Депортация из Австрии в Польшу и угроза выдачи в Узбекистан: Дело Кошкарбая Торемуратова

В последний день ушедшей зимы каракалпакского активиста Кошкарбая Торемуратова депортировали из Австрии в Польшу. Вена отказала ему в убежище и посадила в самолет в Варшаву – в соответствии с Дублинским соглашением, которое гласит, что рассматривать просьбу о международной защите в Евросоюзе должна первая страна въезда.

В Польшу Торемуратов въехал ранее в октябре – для участия в конференции по человеческому измерению Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Он прибыл из Алматы, где жил в последнее время. Поездка состоялась вскоре после освобождения активиста из следственного изолятора, куда он был помещен по запросу Ташкента. За решеткой 48-летний Торемуратов провел год и был освобожден при содействии казахстанских правозащитников.

Кошкарбай Туремуратов. Варшава, Польша, 1 марта 2024 года.
Кошкарбай Туремуратов. Варшава, Польша, 1 марта 2024 года.

В своем выступлении в Варшаве Торемуратов говорил о преследовании каракалпаков на родине. И сразу же, по его словам, столкнулся с угрозами.

– На конференции говоривший по-узбекски мужчина прямо сказал мне: «Мы увезем тебя в Узбекистан». Он не представился. Был одет как обычный участник конференции, ему было около 40 лет. После этих слов я почувствовал, что моя жизнь в опасности, и покинул Польшу, – рассказывает Торемуратов.

Угрожавший мужчина не входил в состав официальной делегации Узбекистана, утверждает активист. Чиновники из Ташкента на мероприятии в Варшаве говорили, что ситуация с правами человека в стране улучшается, отвергая обвинения в притеснениях каракалпаков.

По рассказу Торемуратова, когда депортационный рейс из Вены приземлился 29 февраля в Варшаве, представитель польской службы безопасности предложил активисту два варианта: немедленную экстрадицию в Узбекистан, который все еще разыскивает его, либо добровольный выезд в любую страну в течение 30 суток. Кошкарбай Торемуратов не согласился с этими вариантами и попросил политического убежища. Сначала заявление отклонили. При вмешательстве базирующейся в Вене организации Freedom for Eurasia («Свобода для Евразии») польские власти зарегистрировали прошение активиста.

Лидер организации Freedom for Eurasia Лейла Назгуль Сейитбек говорит, что в Европе мало институтов, занимающихся проблемой прав человека в Центральной Азии, и европейские государства не проявляют интерес к кейсам выходцев из пяти стран региона, преследуемых по политическим мотивам.

Правозащитница Лейла Назгуль Сейтбек.
Правозащитница Лейла Назгуль Сейтбек.

– [Торемуратова] экстрадировать в Узбекистан по закону быстро не могут. Но у Польши, к сожалению, есть такой опыт, когда они высылали диссидентов в страны их происхождения даже против решения Европейского суда по правам человека. Случится ли такое с Кошкарбаем, сказать точно не могу. Надеюсь, что нет, – комментирует Сейитбек.

Торемуратов переехал в Казахстан с семьей в 2006 году. В 2013-м вместе с единомышленниками открыл в Алматы культурный центр каракалпаков.

– Мы ставили перед собой задачу создать радио на каракалпакском языке, изучать культуру и историю каракалпаков, ежегодно проводить праздник Наурыз. Никакого обсуждения ситуации в Каракалпакстане тогда не было, – вспоминает он.

В 2014 году он выехал на родину, чтобы навестить родственников, и подвергся там задержанию. В Узбекистане его обвинили в «нарушении границы», а затем заключили в тюрьму на шесть лет. После освобождения он вернулся в Казахстан, продолжал встречи в Алматы с членами диаспоры.

Активисты каракалпакской диаспоры были потрясены кровопролитными событиями в Нукусе в июле 2022 года. Массовая демонстрация против предложенного Ташкентом изменения Конституции – из Основного закона собирались убрать пункт о праве Каракалпакстана на выход из состава Узбекистана через референдум – была жестоко подавлена, погибли не менее 20 человек (спорные поправки в итоге отозвали). Торемуратов с соратниками собрали пресс-конференцию в Алматы, на которой высказались в поддержку Каракалпакстана.

Ташкент отреагировал: Торемуратов и еще четверо живущих в Казахстане каракалпакских активистов были объявлены в межгосударственный розыск, им вменили «посягательство на конституционный строй». Это Тлеубике Юлдашева, Жангельды Жаксымбетов, Раиса Кудайбергенова и Зиуар Мирманбетова. Прошлой осенью их задержали в Казахстане, отправили за решетку, под стражей они пробыли год. После освобождения – в связи с истечением срока экстрадиционного ареста – они просили Казахстан об убежище, но получили отказ.

В прошлом году «Азаттык» (Казахская редакция Радио Свобода) обращался в министерство внутренних дел и Верховный суд Узбекистана по поводу запросов об экстрадиции задержанных в Казахстане каракалпакских активистов. Ответ не поступил.

Кейс Наурызбая Менлибаева и отношение к каракалпакским активистам в Европе

Когда Астана начала проводить задержания по просьбе Ташкента, каракалпакский активист Наурызбай Менлибаев решил уехать из Казахстана в Европу. Он прибыл в Польшу и попросил там политического убежища. Никакой информации о ходе рассмотрения заявления ему получить не удалось. 10 октября он отправился в Австрию и попытался получить статус беженца в этой стране.

7 февраля австрийские власти депортировали его в Польшу, тоже в соответствии с Дублинским соглашением.

Проживающий в Алматы каракалпак Наурызбай Менлибаев.
Проживающий в Алматы каракалпак Наурызбай Менлибаев.

Менлибаев находился в Австрии с женой и годовалым сыном. Правозащитница Лейла Назгуль Сейитбек направила письмо в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с требованием не допустить экстрадиции Менлибаева. Но представитель института, сославшись на Дублинскую процедуру, заявил, что не будет вмешиваться в ситуацию.

Менлибаев – один из лидеров политического движения «Оян, Каракалпакстан» («Проснись, Каракалпакстан»). В 2010-е годы он выражал политические взгляды на блог-платформах под псевдонимом и писал о проблемах в Каракалпакстане. В 2022 году Менлибаев был в числе активистов, потребовавших у президента Узбекистана Шавката Мирзияева справедливости по отношению к задержанным после кровопролитных событий в Нукусе.

Кейс Наурызбаева – тоже в центре внимания Freedom for Eurasia. Правозащитница Сейитбек с сожалением отмечает, что в Польше и других странах Евросоюза власти не демонстрируют понимания ситуации диссидентов из Центральной Азии. Она говорит, что оказала юридическую помощь 80 активистам, бежавшим из Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, большинство из них не смогли получить убежище в Европе.

Стив Свердлов, исследователь проблем прав человека в Центральной Азии, призывает европейские страны обратить внимание на внутриполитические проблемы Центральной Азии и не быть равнодушными к делу политических беженцев из этих стран.

Правозащитник Стив Свердлов.
Правозащитник Стив Свердлов.

– Основная проблема в том, что власти и Польши, и Австрии в последние годы пренебрегают международными обязательствами не экстрадировать человека, которого могут подвергнуть пыткам. В случае депортации в Центральную Азию им явно грозят пытки. Это нарушение Европейской конвенции по правам человека, нарушение Конвенции о пытках, нарушение Конвенции о беженцах и других соглашений, – считает он.

Свердлов говорит, что европейским государствам следует обратить внимание на обвинения, выдвинутые против каракалпакских активистов властями Узбекистана. Большинству осужденных в Узбекистане по делам в связи с Нукусскими событиями вменяли «посягательство на конституционный строй» (статья 159 Уголовного кодекса Узбекистана). По той же статье возбудили дело и против живущих за рубежом каракалпакских активистов, объявленных в международный розыск.

– Статья 159, по которой обвиняют и [Кошкарбая] Торемуратова, действительно является тревожным сигналом. По этой статье предусмотрены очень длительные сроки тюремного заключения, от шести лет до более чем 20 лет. Именно по этому обвинению были заключены в тюрьму другие каракалпакские активисты, как Даулетмурат Тажимуратов, – комментирует правозащитник, имя в виду журналиста и активиста из Нукуса Тажимуратова, приговоренного узбекским судом к 16 годам заключения по обвинению в «организации массовых беспорядков».

Под прессингом в Казахстане

Режим первого президента Узбекистана Ислама Каримова проводил в стране в основном закрытую экономическую политику. На фоне высокой безработицы многие стали выезжать в другие страны в поисках заработков. Каракалпаки приезжали в Казахстан в качестве трудовых мигрантов с 2000-х годов. Они работали на стройках в западных регионах Казахстана и в крупных городах по всей стране. Часть осевших в стране каракалпаков живет в Алматинской области.

Лидерами каракалпакской диаспоры в Казахстане были Кошкарбай Торемуратов и Акылбек Муратов (Муратбай).

Встреча каракалпакской диаспоры в Алматы, июнь 2022 года.
Встреча каракалпакской диаспоры в Алматы, июнь 2022 года.

Муратбая задержали Алматы 15 февраля по запросу Узбекистана. Ему, как и подвергнутым арестам в прошлом году каракалпакам, тоже вменяют «посягательство на конституционный строй». Муратбай помещен в изолятор.

По словам его родственников, в ночь, когда его задерживали, рядом с казахстанскими полицейскими был сотрудник силовых органов Узбекистана.

Бюро по защите прав человека в Алматы оказывает активисту правовую помощь.

23 февраля управление занятости и социальных программ акимата Алматы приняло решение о выдаче Муратову свидетельства лица, ищущего убежище в Казахстане.

Акылбек Муратов – гражданин Узбекистана, последние 13 лет живет в Казахстане. После событий в Нукусе он поднимал вопросы о правах человека на родине и требовал открытого расследования событий.

В интервью «Азаттыку» по поводу событий в Нукусе в октябре прошлого года он рассказал, что написал от имени диаспоры несколько писем депутатам Европарламента и международным правозащитным организациям.

– Получено около 70 ответов [на отправленные письма]. Из них около 10 – от представителей европейских учреждений по правам человека и политиков. Они активно ведут переписку с нами. Они уточняют детали у нас. Осенью прошлого года, после наших писем, в Брюсселе и в других странах [Европы] организовывались встречи с представителями Узбекистана по поводу ситуации с правами человека в Каракалпакстане, – сообщил он.

Муратов поднимал проблему соотечественников, которые оказались за решеткой в Казахстане – Кошкарбая Торемуратова, Тлеубике Юлдашевой, Жангельды Жаксымбетова, Раисы Кудайбергеновой и Зиуар Мирманбетовой. Говорил он и о ситуации с Ниетбаем Уразбаевым, который, как и другие его сородичи, выступал против предложенных Ташкентом поправок к Конституции Узбекистана и лишения Каракалпакстана статуса суверенной республики. Несмотря на то что Уразбаев получил гражданство Казахстана, он тоже столкнулся с прессингом.

В начале декабря 2023 года живший в Актау Уразбаев узнал, что власти Казахстана аннулировали его документы, сославшись на то, что он не утратил гражданство Узбекистана. Ему грозила экстрадиция – суд в Узбекистане заочно приговорил Уразбаева к 12 годам заключения в мае прошлого года.

Уразбаев скрытно приехал в Алматы и в течение месяца жил в доме родственников. 9 января текущего года активист умер от инфаркта в алматинской больнице. Акылбек Муратов до того, как его взяли под стражу, рассказывал, что Уразбаев опасался, что узбекские спецслужбы могут организовать его похищение. Из-за стресса и переживаний здоровье Уразбаева дало сбой.

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис говорит, что Казахстан ратифицировал Конвенцию ООН о статусе беженцев и взял на себя обязательства не выдавать человека, которому могут грозить пытки в запрашивающей его стране. Но на практике – другая ситуация.

Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. Алматы, 28 августа 2023 года.
Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. Алматы, 28 августа 2023 года.

– К сожалению, Казахстан в течение достаточно длительного времени выдавал [подвергшихся политическому преследованию]. Он выдавал и в Китай, в частности, уйгуров. Он выдал в Узбекистан более 20 человек... Потихоньку выдачи в таких случаях, когда есть политическая мотивированность, сократились. Их стало значительно меньше. Но при этом одновременно Казахстан не давал убежище. Нужно иметь в виду. Несмотря на то что многие из этих людей подавали ходатайство об убежище, им убежище не давали, – говорит он.

Давление в Узбекистане

Живущий в Каракалпакстане активист Багдатбай Исмаилов жалуется, что уже несколько лет не может получить паспорт у местных властей. Он рассказал корреспонденту «Азаттыка», что семь лет не может воссоединиться с семьей, которая находится в Алматы.

– Узбекистан собирается посадить меня в тюрьму или сделать со мной еще что-нибудь, убить меня или попытаться упрятать в тюрьму. Вся вина в том, что я – каракалпак, – заявляет он.

Багдатбай считает, что его преследуют за посты в соцсетях с критикой в адрес властей Узбекистана. Он переехал в Казахстан с семьей в 2010 году. Год спустя ему вменили «нарушение миграционного законодательства». Его жена Маржангуль – этническая казашка, власти Казахстана разрешили ей остаться в стране с детьми в качестве кандаса. Багдатбай исполнил приговор суда и покинул Казахстан.

Позже он нелегально въехал в Казахстан, чтобы воссоединиться с семьей. В 2017 году он поехал в Кыргызстан и попросил политического убежища. Бишкек, по словам Исмаилова, его заявление не рассмотрел, и он решил вернуться в Узбекистан в октябре 2020 года – истекал срок действия его паспорта.

Исмаилов говорит, что принес извинения президенту Узбекистана Шавкату Мирзияеву за критические высказывания, власти «пообещали» оставить его в покое. Но давление не прекратилось. В 2021-2022 годах милиция обыскала его дом, его самого избили. Он говорит, что в прошлом году на него снова оказывали давление из-за встречи с представителями организации Freedom for Eurasia и представителями посольства США.

По словам Багдатбая, после его возвращения в Каракалпакстан власти оформили на его имя кредит, позже изъяли паспорт.

Азаттык обратился с запросом к послу Узбекистана в Казахстане по поводу кейса Исмаилова. Ответ на момент публикации не поступил. Ранее посол Узбекистана отверг факт нарушения прав человека в Каракалпакстане.

Правозащитница Лейла Назгуль Сейитбек говорит, что власти Узбекистана используют метод «оформления займов» на гражданских активистов, делая их должниками и препятствуя таким образом их выезду из страны. Ей известно как минимум о пяти таких случаях, аналогичных кейсу Багдатбая.

Правозащитница Лейла Назгуль Сейтбек.
Правозащитница Лейла Назгуль Сейтбек.

– Получение займа само по себе основанием для изъятия паспорта служить не может. Потому что человеку же нужно все равно куда-то ездить, у него дела есть в других странах. Хотя, допустим, случай с Исмаиловым: произвольно взяли и лишили его возможности передвигаться. Я думаю, что, конечно, здесь причина совершенно не в этом займе. И не в том, что там якобы боятся, что он, не выплатив заем, сбежит. Естественно, для взыскания займа у банков есть другие механизмы, которые не предполагают лишения человека свободы передвижения, – говорит она.

Практика изъятия паспортов распространена в Каракалпакстане, отмечает живущий в Норвегии каракалпакский активист Аман Сагидуллаев. По словам Сагидуллаева, прокуратура забрала паспорта у его братьев Жумабая и Жолдаса, сестры Сулухан и не возвращает документы.

Сам Сагидуллаев, один из лидеров политического движения «Оян, Каракалпакстан», покинул страну в 2011 году под давлением спецслужб Узбекистана. Несколько дней пробыл в Казахстане, затем улетел в Россию. Но там не чувствовал себя в безопасности и выехал в Грузию. Оттуда через несколько месяцев переехал в Кыргызстан. В 2016 году, когда ему грозила депортация, он вместе с семьей отправился в Норвегию и получил политическое убежище в этой стране.

После Нукусских событий Сагидуллаев подверг резкой критике власти Узбекистана. В мае прошлого года Верховный суд Узбекистана заочно осудил его и жившего в Актау Уразбаева. Суд назвал его виновным по пяти статьям Уголовного кодекса и приговорил к 18 годам лишения свободы.

– Они посадили всех активистов Кровавого июля [Нукусских событий]. У тех, кого освободили, забрали паспорта, чтобы они не могли бежать за границу. Безо всяких причин, – говорит он.

Международные правозащитные группы отмечают, что власти Узбекистана не провели тщательного расследования событий в Нукусе, случаи гибели и ранений граждан остались безнаказанными, тогда как гражданские активисты получили реальные сроки на судебных процессах, не отвечавших стандартам справедливого разбирательства. После кровопролития в Каракалпакстане усилились репрессии и подавление прав.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG