Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2019, Ташкентское время: 03:10

ФБР не раскрывает результаты токсикологических анализов Кара-Мурзы


Владимир Кара-Мурза.

ФБР отказалось сообщать о результатах лабораторных анализов, взятых у российского оппозиционера Владимира Кара-Мурзы после его возможного отравления в прошлом году. Это вызывает недовольство некоторых конгрессменов и усиливает атмосферу таинственности вокруг его болезни.

Кара-Мурза, лоббировавший введение санкций США против российских чиновников, говорит, что пытается получить доступ к этим данным, ссылаясь на американский закон о свободе доступа к информации.

Две лаборатории в США, одна из которых связана с ФБР, провели анализ крови, волос и других тканей, взятых у Кара-Муры после того, как он был госпитализирован в Москве в феврале 2017 года и во второй раз за два года оказался в реанимации с симптомами отравления. Еще две лаборатории – во Франции и Израиле – также провели анализы, однако они оказались неоднозначными.

Владимир Кара-Мурза говорит, что оба раза его намеренно отравили в качестве мести за его политическую деятельность, в том числе за лоббирование «закона Магнитского», принятого в 2012 году и позволившего ввести санкции против россиян, которые, по мнению Вашингтона, нарушают права человека.

Российские врачи поставили ему диагноз «токсическое действие неуточненного вещества».

Владимиру Кара-Мурзе 37 лет, он гражданин России и резидент США; у него есть связи в конгрессе. С помощью нескольких сенаторов и как минимум одного члена палаты представителей, обратившихся к директору ФБР Кристоферу Рэю, лаборатория ФБР получила материалы для анализов через год после госпитализации Кара-Мурзы, сообщили нам источники, непосредственно знакомые с ситуацией.

В разговорах с депутатами и сотрудниками конгресса в этом году представители ФБР отмечали, что рассматривают возможность частичного раскрытия результатов анализов, сообщили нам источники, непосредственно знакомые с ситуацией. Они говорили на условиях анонимности, так как не были уполномочены делать публичные заявления.

Однако по неясным причинам ФБР затем уведомило их, что раскрытия анализов не будет, сообщили источники. Это вызвало недовольство среди тех, кто считал этот вопрос срочным. Один из сенаторов даже предположил в письме в ФБР, что вещество, которым был отравлен Кара-Мурза, могло быть «засекречено» агентством.

Фрагмент медицинского заключения, сделанного в одной из больниц Москвы. Согласно диагнозу, у Кара-Мурзы в феврале 2017 года наблюдалось «токсическое отравление неустановленным веществом».
Фрагмент медицинского заключения, сделанного в одной из больниц Москвы. Согласно диагнозу, у Кара-Мурзы в феврале 2017 года наблюдалось «токсическое отравление неустановленным веществом».

«Малая степень защиты»

Сам Владимир Кара-Мурза рассказал Радио Свобода, что в июле подал заявление в ФБР согласно американскому закону о свободе доступа к информации: он хочет выяснить, что агентство узнало о его необъяснимой болезни.

Он пояснил, что у ФБР есть образцы тканей, взятые после первого предполагаемого отравления, и попросил предоставить «все документы, анализы и внутреннюю переписку», имеющую к нему отношение, «начиная с мая 2015 года».

«За последние три с половиной года меня дважды пытались убить в России, – рассказал Владимир Кара-Мурза Радио Свобода. – Я только что вернулся в Россию, чтобы продолжить работу. Я понимаю все риски, но мне кажется, что то, что мы делаем, – это важно. Если что-то способно меня хоть в какой-то степени защитить, – это четкое и публичное определение причин того, что произошло в 2015 и 2017 годах».

«Публикация выводов этого расследования нужна не для праздного любопытства, а из соображений хотя бы малой степени защиты от повторения случившегося», – добавил он.

Владимир Кара-Мурза сообщил входящий номер поданного им заявления. По запросу на сайте ФБР указано, что «информация, необходимая для ответа» на это заявление, получена и передана специалисту «для дальнейшей обработки». Это была первая поездка Кара-Мурзы в Россию после госпитализации с симптомами отравления в феврале 2017 года. До этого он попеременно жил в России и США, сейчас он находится с семьей недалеко от Вашингтона.

Кара-Мурза отказался от дальнейших комментариев о результатах анализов и позиции ФБР. В агентстве тоже не стали ничего комментировать. «В соответствии с нашей обычной практикой, ФБР не может комментировать, проводится ли конкретное расследование или нет», – сообщил Радио Свобода представитель ФБР.

Сложные токсины

Попытки узнать результаты анализов Владимира Кара-Мурзы в ФБР происходят на фоне сообщений об отравлениях российских активистов, бизнесменов, а также ставшего широко известным двойного российского агента Сергея Скрипаля.

Скрипаль и его дочь Юлия были госпитализированы без сознания в марте 2018 года в Солсбери. Британские власти установили, что они были отравлены «Новичком» – нервно-паралитическим веществом, разработанным еще в советское время.

Следственная группа изучает место в Солсбери, где в марте 2018 года были найдены с симптомами отравления Сергей и Юлия Скрипаль.
Следственная группа изучает место в Солсбери, где в марте 2018 года были найдены с симптомами отравления Сергей и Юлия Скрипаль.

​Скрипали выжили, а британские власти обвинили в организации отравления двух сотрудников российской военной разведки. Некоторое время спустя британка Дон Стерджес умерла после того, как случайно отравилась «Новичком», содержавшимся во флаконе из-под духов.

В сентябре российский оппозиционный активист и издатель Петр Верзилов неожиданно заболел в Москве. Врачи в Германии, которые лечили его, сказали, что отравление – «очень правдоподобная» версия.

И Верзилов, и Кара-Мурза говорят, что они были отравлены сложными токсинами, доступ к которым есть только у российских спецслужб.

Россия неоднократно отвергала обвинения в причастности к отравлению оппозиционеров, в том числе бывшего российского сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, умершего в Лондоне в 2006 году после отравления радиоактивным изотопом полонием-210.

Адвокат Кара-Мурзы, Вадим Прохоров, отказался отвечать на вопрос о результатах анализов, полученных в США.

Прохоров сообщил, что российские следователи расспрашивали Кара-Мурзу и его жену Евгению в апреле, когда изучали обстоятельства возможного отравления. Поскольку пара в тот момент находилась в США, беседа состоялась по скайпу.

По словам адвоката, власти еще не сообщили, заведено ли уголовное дело. «Будем дальше разбираться», – заявил Прохоров.

Ранее Прохоров говорил, что, по его мнению, возобновление проверки Следственным комитетом было формальностью в ответ на международную реакцию на отравление Скрипалей.

Кара-Мурза почувствовал недомогание 2 февраля 2017 года в Москве и был помещен в реанимацию. Жена сообщила, что у него отказали почки и он введен в искусственную кому.

Родственники говорят, что симптомы были почти идентичны симптомам в ситуации в 2015 году, когда Кара-Мурза также был на грани смерти. Независимый токсикологический анализ, проведенный во французской лаборатории, однозначных результатов не дал.

Кара-Мурза работает в неправительственной организации Михаила Ходорковского «Открытая Россия», он был близким другом Бориса Немцова, которого застрелили возле Кремля в феврале 2015 года, за три месяца до первого эпизода загадочной болезни Кара-Мурзы.

Сразу после второго эпизода болезни в феврале 2017 года Евгения Кара-Мурза передала образцы крови, волос и ногтей частным лабораториям во Франции и Израиле.

«Добиться справедливости»

Одним из самых видных сторонников Владимира Кара-Мурзы в конгрессе был сенатор от Республиканской партии Джон Маккейн. В прошлом году он выступал в сенате всего через несколько дней после второго эпизода заболевания Кара-Мурзы. Кара-Мурза нес гроб с телом Маккейна, который умер 25 августа 2018 года.

В письме директору ФБР Рэю от 22 сентября 2017 года с вопросами о ходе расследования Маккейн жалуется на проволочки и просит сделать его приоритетным. Кроме того, Маккейн пишет, что считает оба эпизода намеренными отравлениями, связанными с политической деятельностью Кара-Мурзы.

Владимир Кара-Мурза и покойный американский сенатор Джон Маккейн в 2017 году.
Владимир Кара-Мурза и покойный американский сенатор Джон Маккейн в 2017 году.

«Очевидно, что Владимир стал жертвой безжалостной кампании Путина против оппозиции. Узнав, кто и как это сделал, мы поможем Владимиру добиться справедливости, которую он заслуживает, и немного защитить его от повторных покушений на него и других диссидентов», – написал Маккейн.

Связаться для комментария с представителем Маккейна не удалось.

Cенатор Роджер Уикер (республиканец, штат Миссисипи) сообщал в письме на имя Рэя в марте 2018 года, что жена Кара-Мурзы передала «в лабораторию для дальнейшего анализа образцы волос, крови и ногтей 19 февраля 2017 года». (Копия письма имеется в распоряжении редакции.)

«Я прошу в качестве содействия по этому официальному запросу предоставить заключение анализов, а также рекомендации Кара-Мурзе относительно будущих поездок», – писал Уикер.

«Даже если конкретное название отравляющего вещества является закрытой информацией, я надеюсь, что вы сможете ясно назвать тип отравления и каким образом оно было осуществлено», – добавил Уикер.

Ответа пока не получено.

XS
SM
MD
LG