Ссылки для упрощенного доступа

28 Октябрь 2020, Ташкентское время: 22:32

«Заставили». Госслужащие в Узбекистане заявляют о продолжающемся принуждении к сбору хлопка


Недавние жалобы сотен граждан по всей стране указывают на то, что в хлопковом секторе Узбекистана продолжается принудительный труд.

Правительство Узбекистана называет их «добровольцами», но те, кто собирает хлопковый урожай в нынешнем году, говорят, что их вынуждают делать эту работу.

Сообщения из Узбекистана противоречат утверждению правительства, что оно отказалось от критикуемой на международном уровне политики ежегодно принуждать граждан собирать хлопок на сельскохозяйственных полях.

Под давлением «Хлопковой кампании» – всемирной коалиции правозащитных групп и предприятий, бойкотирующих узбекский хлопок с 2010 года из-за использования детского и принудительного труда в стране, – официальные лица в Ташкенте заявляют, что прекратили эту практику.

Но недавние жалобы, полученные редакцией «Озодлика» от сотен узбеков по всей стране свидетельствуют о том, что принудительный труд в хлопковом секторе Узбекистана продолжается, но теперь уже под видом «волонтерской» работы.

«Они берут своих младенцев»

Вместо того чтобы положить конец принудительному труду, местные власти пытаются преподнести работу так, чтобы она создавала впечатление «добровольной».

Те, кого принуждают к этому изнуряющему труду, говорят, что их заставляют подписывать письма, в которых говорится, что они «добровольно» собирают хлопок, по цене около 0,10 доллара за килограмм.

Таким образом, самые проворные и усердные сборщики хлопка получают около одного доллара в день в стране, где минимальная месячная зарплата чернорабочих составляет около 300 долларов.

Мизерные выплаты преподносятся властями Ташкента как «возможность трудоустройства» для безработных и малообеспеченных семей.

5 сентября заместитель министра занятости и трудовых отношений Узбекистана Баходир Умурзаков заявил, что в сборе урожая в этом году в преобладающем числе задействованы малообеспеченные семьи, безработные и матери-одиночки, внесенные в список «нуждающихся».

– Со сборщиком подписывается контракт. Перед подписанием гражданин решает, как долго он будет участвовать в сборе урожая. Если хочет, то можно на месяц или 10 дней, – заявил Умурзаков.

На деле заработной платы, полученной за шесть полных дней самыми проворными сборщиками хлопка в Узбекистане, хватит ровно на один килограмм говядины.

Те, кто не работает на предельных скоростях, по их словам, часто влезают в долги за те два месяца, пока их заставляют работать в поле. Это потому, что стоимость пищи, которую они едят во время сбора урожая, вычитается из скудной компенсации, получаемой ими за свою работу.

Сообщается, что в родной для президента Узбекистана Шавката Мирзияева Джизакской области матери-одиночки и женщины из бедных семей берут с собой своих младенцев.

– Они берут своих младенцев на поля и собирают хлопок. Я считаю, что это должно быть под контролем. Наши женщины оставляют своих детей дома и берут малышей с собой на поля, чтобы собирать хлопок. Это абсолютно неправильно, – сказала «Озодлику» активистка Союза молодежи Зарбдарского района Джизакской области Гульсанам Ашурова.

Также есть утверждения, что некоторые владельцы частных «кластерных фермерских хозяйств», извлекающих выгоду из практики принудительного труда в Узбекистане, имеют связи с высокопоставленными чиновниками в Ташкенте, включая родственников Мирзияева.

«Добровольцы»

В этом году не только госслужащим грозит увольнение с работы, если они откажутся выполнять тяжелую хозяйственную работу.

Местные управленцы – при поддержке прокуратуры, милиции и налоговых органов – также оказывают давление на частные компании, чтобы те предоставили «добровольцев» для сбора хлопка.

Столкнувшись с угрозой более строгих проверок в случае несоблюдения требований, менеджеры этих фирм подписывают письма, в которых заявляют, что они «безвозмездно предоставляют» своих работников для сбора урожая «на благо Родины».

В Узбекистане идет вторая неделя сбора хлопка, и сотрудники государственных банков и министерства по чрезвычайным ситуациям заявляют, что их также заставляют собирать хлопок.

14 сентября представитель Андижанского областного управления по чрезвычайным ситуациям сообщил Радио Озодлик, что его и других сотрудников его регионального отделения отправили в Кашкадарью на сбор хлопка.

Другой сотрудник министерства, не пожелавший называть своего имени из-за опасений увольнения, сообщил, что его и коллег заставили подписать заявления, в которых говорилось, что они «добровольно вышли собирать хлопок».

– Меня заставили пойти на хлопковые поля против моей воли, – сказал «Озодлику» сотрудник министерства.

Как он рассказывает, ему было сказано: «если не хотите собирать хлопок, найдите кого-нибудь вместо себя» и выплатите им ежемесячную зарплату в размере 300 долларов.

– Мы не можем себе этого позволить, – сказал он.

Хлопковая промышленность Узбекистана приносит сотни миллионов долларов годового дохода (архивное фото)
Хлопковая промышленность Узбекистана приносит сотни миллионов долларов годового дохода (архивное фото)

Отделы по чрезвычайным ситуациям в других регионах Узбекистана также мобилизуют так называемые волонтерские группы по уборке урожая этого года.

Сотрудник министерства по чрезвычайным ситуациям в Ташкенте сказал, что ему неизвестно о том, что кого-либо «принуждали» выполнять эту работу.

Но этот же чиновник на условиях анонимности сообщил «Озодлику», что 140 служащих министерства из каждой области и Ташкента «вызвались» собирать хлопок в этом году.

– Они идут добровольно. Никто их к этому не принуждает, – заявил чиновник.

Исследователь из международной правозащитной организации Human Rights Watch Комала Рамачандра сказала, что Узбекистан, похоже, сделал «важные шаги» в сокращении использования принудительного труда в хлопковом секторе.

Но Рамачандра отметила, что правительство в Ташкенте «продолжает участвовать в мобилизации сотрудников государственных учреждений и предприятий для работы на хлопковых фермерских хозяйствах».

По ее словам, те, на кого оказывают давление, опасаются, что они потеряют работу и социальные льготы или столкнутся с другими ответными мерами, если откажутся выйти на поля.

Те, кого «мобилизуют» на работы, говорит Рамачандра, «в основном государственные служащие среднего звена, но также включают работников аварийных служб, пожарных, [персонал] больниц и школьных работников.

Она отметила, что неправительственная правозащитная группа «Узбекский форум» также получила официальные документы, свидетельствующие о том, что мобилизация рабочей силы по-прежнему «проводится в соответствии с указаниями властей» или является «результатом государственной политики».

Радио Озодлик выяснило, что сотрудники государственных банков и других финансируемых государством агентств находятся в числе тех, кого вынуждают собирать урожай хлопка в Узбекистане в 2020 году.

Сотрудник отделения Народного банка в Акалтынском районе Сырдарьинской области сказал Узбекской редакции Азаттыка, что его предупредили: он потеряет работу, если откажется собирать хлопок или не заплатит кому-то другому, чтобы он вышел вместо него на поля.

– Мы подаем апелляцию от имени Народного банка. Мы начали сбор хлопка. Группа работников уже вышла на поля. Либо они трудятся на хлопке в поте лица, либо их уволят, или они были уволены, – сообщил «Озодлику» этот сотрудник на условиях анонимности, поскольку он рисковал увольнением.

Сотрудники Хамкорбанка и Савдогарбанка в Сырдарьинской области также сообщили Радио Озодлик, что их уволят, если они откажутся собирать хлопок в этом году.

«Озодлику» не удалось связаться с менеджерами этих банков для получения комментариев.

Угроза пандемии

Между тем правозащитники предупреждают об угрозе общественному здоровью в результате пандемии коронавируса из-за скученности и антисанитарных условий проживания, с которыми вынуждены мириться многие узбекские подневольные рабочие.

По словам главы Правозащитного альянса Узбекистана Елены Урлаевой, «сотни людей живут в бараках в антисанитарных условиях» во время сбора урожая.

Другие находятся в переполненных школах, палатках или даже сельскохозяйственных зданиях, обычно используемых для хранения удобрений и сельскохозяйственного оборудования.

Министерство занятости и трудовых отношений Узбекистана сообщает, что для наблюдения каждой сотни людей, «нанятых» для сбора хлопка, направляется одна медсестра.

Также сказано, что для собирающих хлопок будут организованы специальные медицинские осмотры.

Согласно глобальной базе данных Университета Джона Хопкинса, в Узбекистане зарегистрировано около 50 тысяч случаев заражения коронавирусом и 411 смертей в результате заболевания по состоянию на 17 сентября.

Многие наблюдатели считают, что эти цифры сильно занижены.

Подготовил Рон Синовиц с использованием материалов Радио Озодлик.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии (2)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG