Ссылки для упрощенного доступа

15 Июнь 2024, Ташкентское время: 16:16

Из-за чего Кыргызстан, экспортер рабочей силы, опасается трудовых мигрантов у себя дома


Трудовые мигранты из стран Южной Азии в Кыргызстане.
Трудовые мигранты из стран Южной Азии в Кыргызстане.

Ежегодно сотни тысяч кыргызстанцев уезжают за границу в поисках работы, в основном в Россию. В то же время внутри самой центральноазиатской страны растет число трудовых мигрантов из Южной Азии. Недовольство притоком иностранных рабочих могло быть одним из факторов, вызвавших ксенофобскую вспышку насилия в Бишкеке на прошлой неделе. Среди других факторов – коррупция, слабое регулирование рынка труда и рост местных зарплат.

Закажите пиццу в Москве, и вероятность того, что ее привезет к вам курьер из Кыргызстана, довольно высока. Сделайте то же самое в Бишкеке – и с большой долей вероятности увидите в роли курьера молодого пакистанца, зарабатывающего на учебу в местном медицинском вузе.

Так было до прошлой недели.

Ночь беззакония 17-18 мая, когда в Бишкеке напали на студентов из Южной Азии, показала, что мигранты в Кыргызстане могут быть так же уязвимы для ксенофобского насилия, как и их центральноазиатские коллеги в России.

И если кыргызы, таджики и узбеки стали чаще становиться объектом агрессии в российских городах после кровавого теракта в подмосковном «Крокус Сити Холле» в конце марта, то власти Кыргызстана еще до беспорядков в своей столице заговорили о собственных мерах по борьбе с «нелегальной миграцией».

Многие местные жители выражали возмущение и неприятие нападений, в результате которых госпитализировали несколько иностранцев, а более тысячи пакистанцев были вынуждены покинуть страну, где этническая напряженность в прошлом приводила к кровопролитиям.

Некоторые жители Бишкека даже занялись волонтерством, принося еду студентам, которые боялись покинуть свои общежития после бесчинств толпы, очевидно спровоцированных видеороликом в Сети, запечатлевшим драку иностранцев с местными жителями за несколько дней до этого.

Бангладешцы, приехавшие в поисках работы в Кыргызстан, готовят еду в бишкекской квартире.
Бангладешцы, приехавшие в поисках работы в Кыргызстан, готовят еду в бишкекской квартире.

Однако тот факт, что кыргызские власти активно поощряют свои рейды против мигрантов, говорит о том, что они осознают растущую напряженность вокруг иностранного населения, которая становится все более заметной в столице.

Тогда возникает вопрос: почему это происходит именно сейчас?

Увеличение квот на места для иностранных рабочих

Вместо того чтобы открыто осудить нападения на общежития, в которых проживают выходцы из Южной Азии в Бишкеке, глава комитета национальной безопасности Кыргызстана Камчыбек Ташиев на следующий день после насилия высказал мнение, что требования бишкекской толпы – принять меры против иностранцев – «в какой-то степени правильные».

К сведению, Ташиев – не ветеран силовых структур. Он не получал пост после роста по карьерной лестнице в органах.

Он является фактическим соправителем страны и ближайшим соратником президента Садыра Жапарова еще с тех времен, когда они были лидерами популистской оппозиции.

Как и Жапаров, он ориентируется на то, что хочет услышать его политическая аудитория.

В своем видеообращении Ташиев сказал, что молодые люди, которых милиция тщетно пыталась разогнать, были взбудоражены и обеспокоены «растущим числом студентов и рабочих из Бангладеш, Пакистана, Индии, Египта и других стран».

После приказа Жапарова о борьбе с нелегальными мигрантами, отданного весной этого года, Ташиев сообщил, что его сотрудники ежедневно отлавливают «20-30 или около 50» таких мигрантов.

Пакистанцы, задержанные за нелегальную работу в Кыргызстане, стоят у стены в милиции в Бишкеке, 15 мая 2024 года.
Пакистанцы, задержанные за нелегальную работу в Кыргызстане, стоят у стены в милиции в Бишкеке, 15 мая 2024 года.

По подсчетам Ташиева, до сих пор не учтены пять тысяч нелегалов, несмотря на депортацию тысячи бангладешцев и полутора тысяч пакистанцев – цифры, которые до этого не называл ни один чиновник.

Вряд ли такие разговоры способны снизить градус ксенофобии.

Но Ташиев забыл упомянуть, что правительство само активно ищет рабочую силу из стран Южной Азии.

В октябре министерство труда заявило, что увеличит квоту на 2024 год для иностранных рабочих на 50 процентов, с 16,6 до примерно 25 тысяч мест.

Чуть менее двух третей этих мест предназначены для работы в промышленности, строительстве и транспортном секторе, еще 13 процентов – в добывающей промышленности и 14 процентов – в сфере услуг и торговли.

По состоянию на текущий месяц из почти 17 тысяч вакансий, на которые нашлись претенденты, почти половина приходится на долю бангладешцев, четверть – на пакистанцев и 16 процентов – на китайцев.

18 мая, когда Бишкек еще не оправился от ночных беспорядков, министр труда Гульнара Баатырова объяснила эту тенденцию, используя довольно непопулистские формулировки.

«Владельцы частных предприятий говорят, что иностранцы регулярно и вовремя приходят на работу, а в некоторых случаях работают сверх установленного графика. Большинство наших граждан уехали работать в Россию и другие страны ближнего зарубежья и получили там постоянное место жительства. Наши предложения вернуться и работать в Кыргызстане всегда остаются без ответа», – заявила Баатырова.

Что касается местных работников, то «многие не приходят на работу вовремя, пропадают на два-три дня после получения зарплаты, просят отгулы на праздники и дни рождения», осмелилась добавить министр, отметив, что в мае все еще остается около шести с половиной тысяч незанятых вакансий.

Рабочие руки для швейной отрасли

Одним из секторов, где, по словам Баатыровой, особенно не хватает рабочих рук, является швейная промышленность – жизненно важная часть экономики, в которой традиционно заняты десятки тысяч кыргызстанцев.

Это объясняет, почему бангладешцы пользуются здесь особым спросом, а заместитель министра иностранных дел Кыргызстана Авазбек Атаханов даже совершил визит в Дакку в апреле в попытке привлечь больше рабочих.

В интервью Радио Азаттык (Кыргызской редакции Радио Свобода) владелец швейного цеха в Бишкеке сказал, что работники из Бангладеш «шьют хорошо и качественно», а работники из Индии «старательны и быстро учатся».

Работники швейной промышленности Кыргызстана.
Работники швейной промышленности Кыргызстана.

И, естественно, эти участники рынка труда, скорее всего, уступают своим местным конкурентам по уровню зарплат, которые в последнее время в Кыргызстане резко выросли.

Независимый экономист Азамат Акенеев сообщил «Азаттыку», что рост зарплат последовал за активным развитием экономики Кыргызстана в первые два года после полномасштабного вторжения России в Украину, что открыло новые и необычные возможности для бизнеса и торговли для кыргызстанцев, работающих с российским рынком, находящимся под санкциями.

Но война и связанные с ней санкции также подогрели инфляцию и усилили экономическую неопределенность, в то время как «не все предприятия хотят или могут позволить себе платить эти новые растущие зарплаты», сказал Акенеев «Азаттыку».

Производители одежды, чьи судьбы «Азаттык» подробно освещал с начала войны в Украине, похоже, вписываются в эту категорию.

После того как в первой половине 2022 года российская кредитно-денежная политика и контроль над движением капитала позволили рублю взлететь выше довоенного уровня, кыргызские швейные мастерские столкнулись с нехваткой рабочей силы для удовлетворения высокого спроса со стороны своего самого важного клиента.

Но когда рубль снова упал по отношению к иностранным валютам, включая кыргызский сом, кыргызские швейные изделия внезапно стали казаться дорогими для их преимущественно российских покупателей.

Поэтому у отрасли появилось еще больше стимулов искать более дешевую рабочую силу из дальних стран, чтобы снизить затраты.

Еще одна отрасль, все больше привлекающая трудовых мигрантов, – развивающаяся строительная индустрия, причем в этом секторе мигранты из соседнего Узбекистана превышают число приезжих из Южной Азии.

Хаотичная трудовая политика, коррупция и фактическое рабство

Ранее в этом месяце, еще до беспорядков 17-18 мая, представители министерства труда заявили, что квоты на иностранную рабочую силу были временно приостановлены в связи с большим, чем ожидалось, притоком иностранцев.

Конечно, официальные квоты на рабочие места для мигрантов – это только часть уравнения.

Более 24 тысяч из 60 тысяч иностранных студентов в Кыргызстане – выходцы из Индии и Пакистана, большинство из которых изучают медицину.

Такая ситуация сложилась уже давно, поскольку медицинское образование в Кыргызстане дешевле, чем во многих других странах, а многочисленная прослойка студентов вносит важный экономический вклад в такие города, как Ош, второй по величине город Кыргызстана, и Кант, город в часе езды от Бишкека.

Как и их сверстники по всему миру, некоторые студенты ищут возможности подработки, чтобы оплатить учебу, чего, по мнению министерства труда, им не следует делать в соответствии с условиями их студенческих виз.

В апреле в бишкекская милиция заявила, что задержала 400 иностранных студентов, работавших курьерами, «в связи с участившимися случаями ДТП с участием иностранных студентов, а также в целях предупреждения и раскрытия преступлений с их участием».

16 мая Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) Ташиева задержал 28 граждан Пакистана за «нелегальную работу» в швейном цехе в Бишкеке после истечения срока действия их въездных виз.

Однако в начале года и в прошлом году подобные заявления звучали реже.

Миграционная политика выглядит «хаотичной», считает Чолпон Джакупова, руководительница некоммерческой юридической клиники «Адилет» и бывшая высокопоставленная чиновница миграционной службы.

«Бум иностранных рабочих стал очень заметен в последние два года. И я думаю, что это было бы невозможно без корыстных интересов чиновников. То есть коррупции», – говорит Джакупова.

Торговля людьми также является крупным бизнесом в Кыргызстане.

Опросы, проведенные «Азаттыком» в начале этого месяца, показали, что многих выходцев из Южной Азии заманили в Кыргызстан по обычным визам с обещанием последующего получения рабочих виз, которых им в итоге так и не дали.

«Они переходят из одного цеха в другой, не получают зарплату и говорят, что попали в рабство. У многих из них отобрали паспорта, и они не могут ничего сделать», – говорит Нурислам Камбаров, чья компания занимается легальной миграцией между Бангладеш и Кыргызстаном.

В качестве примера Камбаров привел один адрес в Бишкеке, где он обнаружил около 40 бангладешцев, живущих в стесненных условиях.

«Их привезли сюда и бросили их сограждане из Бангладеш. Я оформил визы примерно для 25 или 30 из них. Для этого им пришлось съездить в Узбекистан, а потом вернуться обратно», – говорит предприниматель.

«Национал-патриотический дискус» разжигает ксенофобские настроения

По словам Джакуповой, напряженность на рынке труда, где обычно трудно найти достойную работу, усугубляется «национал-патриотическим дискурсом».

А такового было предостаточно во время насилия на прошлой неделе, с которой власти, судя по всему, не справились с самого начала.

Так, милиция пыталась умолчать об инциденте, якобы спровоцированном дракой между гражданами Египта и кыргызами в ночь с 12 на 13 мая, показав лишь кадры, на которых задержанные египтяне извиняются перед кыргызами за свою роль в произошедшем уже после того, как 17 мая видео драки стало распространяться в интернете.

Лишь 18 мая, после нападения на общежития, где проживали студенты из Пакистана, министерство внутренних дел опубликовало полную хронологию событий, из которой следует, что египтяне, избившие кыргызстанца, на самом деле защищали свое общежитие от этого человека и еще трех нападавших, которые бросили своего сообщника и скрылись с ворованным айфоном и несколькими тысячами долларов наличными.

Хотя эти подозреваемые уже арестованы (четверо граждан Египта находятся под домашним арестом), об арестах напавших на общежитие пять дней спустя, – несмотря на наличие видео, где они бьют и пинают пакистанских студентов, – почти ничего неизвестно.

21 мая милиция сообщила, что задержан один гражданин, подозреваемый в нападении на иностранца по месту жительства, но этот инцидент, судя по всему, произошел в нескольких километрах от общежитий.

Напротив, 21 мая ГКНБ сообщил о задержании шести пакистанцев, которые, по словам представителей комитета, пытались незаконно пересечь границу Казахстана с Кыргызстаном.

Члены студенческого крыла исламской политической партии «Джамаат-и ислами» в Пакистане протестуют против нападений на иностранных студентов в Кыргызстане. Карачи, 18 мая 2024 года.
Члены студенческого крыла исламской политической партии «Джамаат-и ислами» в Пакистане протестуют против нападений на иностранных студентов в Кыргызстане. Карачи, 18 мая 2024 года.

Единственным официальным лицом, принесшим прямые извинения пакистанским студентам, пострадавшим от насилия, стал вице-премьер Эдиль Байсалов, который посетил понесшее больше всего ущерба общежитие Международного университета Кыргызстана.

Там Байсалов призвал «демонстративно посадить в тюрьму» нападавших на общежитие:

«Они не только взломали двери, но и проникли в помещения, ведущие к туалетам. Там прятались девушки... Они забрали деньги, гаджеты и украшения».

Президент Садыр Жапаров, в свою очередь, хранил молчание до 20 мая. В тот день в обращении, опубликованном на его сайте, он заявил, что «требования нашей патриотически настроенной молодежи прекратить нелегальную миграцию иностранных граждан и принять жесткие меры в отношении тех, кто допускает такую деятельность, безусловно, правильные».

При этом Жапаров обвинил в инциденте «провокационные» сообщения, координируемые находящимися в тюрьме политическими оппонентами, и, похоже, проигнорировал свидетельства того, что иностранные студенты подверглись нападению в своих общежитиях, хотя и без смертельного исхода.

«Если бы начались мародерства, нападения на милицию или атаки на студентов в общежитиях, то мы приняли бы жесткие меры. К счастью, этого не произошло», – сказал он, после чего предостерег своих граждан от ксенофобии.

«Более миллиона наших людей учатся и работают за рубежом. Как и те наши граждане, к нам также приезжают из-за рубежа, чтобы учиться и работать у нас. Мы должны быть этому рады», – сказал Жапаров.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG