Ссылки для упрощенного доступа

23 Июнь 2024, Ташкентское время: 16:21

«Русский мир» на севере Казахстана? Спецрепортаж о тех, кто поддерживает сепаратизм


Насколько реальна угроза отделения Северного Казахстана сейчас и сильны ли там сепаратистские настроения? Корреспондент Настоящего Времени проехал по северу Казахстана и поговорил с местными жителями, попытаясь понять, насколько там укоренились пророссийские идеи сепаратизма.

За пределами Казахстана мало кто знает о том, что Северный Казахстан вполне мог повторить судьбу Крыма. В начале 60-х Никита Хрущев выдвинул идею создать так называемый Целинный край, куда бы вошли 5 областей Казахстана: этот край собирались передать в состав РСФСР. Этому помешал тогдашний председатель совета министров Казахской ССР Жумабек Ташенов. Он открыто выступил против этой инициативы, за что в итоге поплатился своим постом, однако своей цели все-таки добился: целинные земли остались казахстанскими.

Насколько реальна угроза отделения Северного Казахстана сейчас и сильны ли сепаратистские настроения в регионе? И экономические, и социальные причины для таких настроений есть.

Не только в Петропавловске, но и в других городах Северного Казахстана, значительную долю населения составляют этнические русские, среди которых много сторонников так называемого «русского мира». Они смотрят российское телевидение, общаются в российских социальных сетях, часто имеют российский паспорт в дополнение к казахстанскому, что дает им возможность получать российскую пенсию. И именно среди них много тех, кто скучает по временам СССР и недоволен тем, что многие города и села в Северном Казахстане сейчас отстают в экономическом развитии от юга страны.

Азия: угрожает ли пророссийский сепаратизм Казахстану
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:59:51 0:00

В апреле 2023 года казахстанский интернет в буквальном смысле взорвало видео, записанное в одном из колледжей Петропавловска. В нем около двух десятков человек, которые называют себя членами некоего «Народного совета трудящихся», заявили о желании отделиться от Казахстана на основании Конституции Казахской ССР 1937 года.

Ролик моментально разлетелся по сети и вызвал бурную реакцию как среди рядовых казахстанцев, так и во властных структурах. Участниками видео сразу же заинтересовались в Генеральной прокуратуре и Комитете национальной безопасности Казахстана, начал проверку «Народного совета» и департамент полиции Северо-Казахстанской области.

Это первый громкий случай открытого призыва к сепаратизму в Казахстане, получивший широкую огласку. Но далеко не единственный. В июне суд в североказахстанском Уральске вынес приговор Денису Рудных и Кристине Кольченко по делу о разжигании розни и сепаратистской деятельности. Основанием для дела стало то, что Рудных и Кольченко высказались в сервисе ChatRoulette в поддержку России в случае проведения «специальной военной операции» (так в России называют войну против Украины – Ред.) в Казахстане. Рудных отдельно заявил, что «Уральск всегда был российским городом» так же, как Павлодар, Усть-Каменогорск и Семипалатинск, а Кольченко сказала: «Заберите нас себе!», имея в виду Россию.

В том же месяце по делу о сепаратизме осудили еще одну жительницу Петропавловска. Причиной также послужили ее высказывания в ChatRoulette.

По городам и весям

Петропавловск – единственный областной центр в Казахстане, в котором казахи до сих пор не стали преобладающим этносом. Их здесь всего 33 процентов, при том, что доля русских превышает 53 процентов.

Местные власти всячески подчеркивают дружбу между двумя соседствующими народами. Наглядный пример этого – уникальный в своем роде монумент с Пушкиным и Абаем Кунанбаевым на одном постаменте. Стоит заметить, что оба поэта не имеют никакого отношения ни друг к другу, ни к этому городу.

Тот факт, что большую часть населения Северного Казахстана составляют этнические русские, в последние годы не дает покоя кремлевской пропаганде. В эфире федеральных телеканалов не раз за последнее время звучали тезисы о претензиях Москвы на северные территории соседней страны. Гости различных политических ток-шоу, среди которых были, как маргиналы, называющие себя «политологами», так и депутаты Государственной Думы, неоднократно заявляли об усилении «национализма» в Казахстане и необходимости защиты русскоязычного населения этой страны.

Схожие речи годами звучали на российском телевидении и в отношении Украины, еще задолго до того, как Кремль принял решение напасть на своего соседа.

Некоторые жители Петропавловска открыто поддерживают идею защиты русскоязычных в Казахстане и прямо говорят о желании присоединиться к России.

«Мы в ближайшее время будем Россией», – уверенно заявляют они. А на вопрос «Ждете ли вы «русский мир» у себя?» отвечают: «Да, да, да!»

Село Чистое находится в Северо-Казахстанской области почти на границе с Россией: до нее всего три километра. Казахстанское телевидение в селе почти не вещает, зато во всех домах смотрят российские государственные телеканалы.

«Все Россия у нас. Все каналы российские идут. Казахстана вообще нет», – рассказывает жительница села Валентина Рябицкая. Она и ее супруг Анатолий – одни из последних обитателей некогда процветавшего села.

Когда-то, во времена СССР, здесь был большой колхоз, но сегодня в Чистом остались в основном старики: все трудоспособное население и молодежь уехали в Россию или в крупные города Казахстана. Здание местной школы пустует уже несколько лет: немногочисленные оставшиеся ученики вынуждены ездить на учебу в соседний поселок. И таких вымирающих сел в Северном Казахстане – сотни.

«Здесь сильнейший был совхоз. Было все заасфальтировано. Как видите, там еще немножко база осталась. А теперь развалины, – показывает Анатолий Рябицкий. – Раньше по два молоковоза молока сдавали! Совхоз крепко на ногах стоял. А с развалом в основном поразъезжались люди в Омск, в Челябинск».

Рябицкий – постоянный зритель российского телевидения. Он поддерживает войну, которую Россия ведет в Украине, и называет украинские власти «террористами» и «нелюдями».

Дети Валентины и Анатолия тоже уже давно живут в Петропавловске, и неоднократно предпринимали попытки перевезти родителей к себе. Но супруги Рябицкие говорят, что они сельчане до мозга костей.

Наиболее болезненный для многих жителей Петропавловска вопрос прямо сейчас – переименование города и смена его названия на казахское. За выступают в основном представители казахской общественности: они напоминают, что Петропавловск был воздвигнут в урочище, которое местные жители называли Кызылжар. Русскоязычные жители предсказуемо против того, чтобы название изменилось.

«Еще в 2010 году вопрос о переименовании Петропавловска был впервые поднят на республиканском уровне. Его обсуждали в парламенте. Местные жители даже собирали подписи за возвращение исторического названия, – объясняет Омир Ескали, местный общественный деятель и журналист. – Но я считаю, что пока политическая обстановка не позволяет этого сделать. Нас, казахов, мало. Если провести референдум прямо сейчас, мы проиграем».

В годы Советского Союза в Северный Казахстан на «освоение целины» и для работы на многочисленных добывающих предприятиях приехали сотни тысяч русскоязычных. Для многих из этих людей распад СССР стал реальной катастрофой: ведь их «малая родина» была полностью передана под управление новым властям бывшей колонии и больше не подчинялась ни генсеку, ни президенту России. На это наложился массовый крах совхозов, обеспечивавших хлебом всю республику.

С начала 90-х годов люди начали массово покидать Северный Казахстан. Немцы, потомки ссыльных, потянулись в Германию, русскоязычные – в Россию, а казахи стали уезжать в города. Работать во многих селах в Северном Казахстане сегодня просто некому. Большая часть молодежи сразу после окончания школы уезжала поступать в российские вузы и уже не возвращалась. В Казахстане оставались только люди старшего поколения.

Серик Малаев – директор крестьянского хозяйства «Акселеу» в селе Ковыльное в Северо-Казахстанской области.

«Из этого хозяйства уехало в Германию 110 семей, и это только в Германию, – рассказывает он. – У нас много немцев жило. Было очень сложно, особенно в начале двухтысячных годов: была нехватка механизаторских кадров, нехватка специалистов, нехватка учителей, работников МТМ. Эти вопросы решались приглашением специалистов с тех отделений, которые начали закрываться и остались без работы. Я их лично приглашал сюда, предоставлял квартиры».

Население Ковыльного в 90-е годы также заметно сократилось, но село продолжает жить. Днем здесь не встретишь праздношатающихся: работа есть у всех, а уровень жизни тут почти как в городе. К большей части домов в Ковыльном подведены центральное отопление, канализация, холодная и горячая вода. Школьники питаются за счет средств хозяйства, а приезжим специалистам за символическую плату предоставляются новые дома. В селе также есть торговый центр, своя пекарня и даже фитнес-центр. Но таких сел в Северном Казахстане мало.

«Созданы все условия. Это не только рабочие места, а именно социальная сфера, – говорит Серик Малаев. – Мы комплексно подходим. Мы, например, не считаем, что школа – это не наше. Да, это система образования, но мы считаем их нашими людьми! Мы всем создаем условия. По-человечески нужно, повернуться лицом к людям. И тогда они будут жить и работать».

До последнего времени в Северо-Казахстанской области сохранялось отрицательное сальдо миграции: ведь после развала Советского Союза население этого региона сократилось почти вдвое. Отток населения вызывал беспокойство у республиканских властей, и в 2017-м в Северный Казахстан начали приглашать жителей перенаселенного юга страны. Но далеко не всем участникам программы релокации пришелся по душе местный климат и условия жизни: из 11 тысяч переселенцев три тысячи уже вернулись обратно.

«Там были различные причины для возвращения. Есть и семейные причины, есть, что не подошел климат, – объясняет Ринат Ельжасов, руководитель Управления занятости Северо-Казахстанской области (Петропавловск). – Когда программа реализовывалась, был социальный контракт: он заключался на полгода, на год, а сейчас он заключается на пять лет. Были моменты, когда по истечении социального контракта эти люди имели возможность уехать и уезжали».

Сауле Толегенова говорит, что не пожалела о смене места жительства с юга на север. Два года назад женщина переехала в Ковыльное из Жамбылской области – с супругом и четырьмя детьми. Сейчас она работает в местной пекарне. Два старших сына и муж устроились в крестьянское хозяйство, которое предоставило им большой новый дом. Семья платит за него чуть более двадцати долларов в месяц.

«Мы узнали об этой программе из теленовостей. Решили попробовать. Все-таки это тоже наша земля. Объездили несколько сел в Северо-Казахстанской области, многие из них, конечно, находятся в удручающем положении. А здесь нас все устраивает, – говорит Сауле Толегенова. – Все условия для нас тут созданы, местные люди очень гостеприимные. Конечно, у меня есть сложности из-за плохого знания русского языка, но к этому все относятся с пониманием».

Власти Северного Казахстана говорят, что массовую миграцию населения в Россию смогла остановить только война в Украине, которую начал Кремль в феврале 2022 года, а особенно – начавшаяся в сентябре прошлого года мобилизация. Она заставила вернуться обратно в Казахстан многих, кто успел сменить казахстанский паспорт на российский. Приезжают в Северный Казахстан и другие россияне, которые не хотят воевать.

Петербуржец Станислав Курганский – именно из таких, он живет в Петропавловске уже год. Свой выбор страны для переезда он объясняет возможностью оставаться в привычной культурной среде. Станислав, который всегда был в оппозиции кремлевскому режиму и сразу же осудил военное вторжение в Украину, признается, что за все время его пребывания в Казахстане, он ни разу не столкнулся с проявлением нетерпимости по отношению к себе.

«В России элитарные круги, которые имеют отношение к журналистике, к политике, очень сильно маргинализировались и порой выдают какие-то ужасные вещи, человеконенавистнические. Грозят ядерным оружием, еще чем-то в этом духе», – рассказывает Курганский о том, как изменилась Россия за последние годы.

Большая часть этнических русских и украинцев в Северо-Казахстанской области – это либо дети целинников, либо дети ссыльных, либо потомки первых колонистов, донских и уральских казаков, которых отправили север казахских степей для продвижения имперской политики царской России. Надо сказать, что Петропавловск – уникальный пример колониализма. Крепость, названная в честь святых Петра и Павла, была построена по просьбе султана Среднего жуза Абылая. Впоследствии он стал ханом уже всех казахов и вошел в историю как объединитель государства.

«Султан Абылай уже тогда предполагал, что стратегическим направлением взаимодействия между протекторатом, между Российской империей и Казахстаном будет меновая торговля, – рассказывает Зауре Картова, кандидат исторических наук (Петропавловск). – Поэтому, наверное, передав эти земли под строительство Петропавловской крепости, мы, казахи, укрепляли не только свои северные границы, но и добрососедские отношения с Российской империей. Плюс к этому Россия и Казахстан могли организовывать здесь меновую торговлю».

Однако обитавшим в этом регионе племенам Среднего жуза пришлось не по душе, что на их вековых кочевьях вдруг появилась русская крепость, ощетинившаяся ружьями и пушками в сторону степи.

«К октябрю 1752 года в основном были построены крепостные стены высотой 3,5 метра, довольно-таки широкие. На них были установлены ружья-пищали. На четыре стороны света были построены трехъярусные смотровые башни, на которых несли круглосуточный дозор воины, – рассказывает Татьяна Ланьщикова, сотрудница Петропавловского краеведческого музея. – Ворота крепости тоже были массивные, на четыре стороны света. Каждое утро, рано-рано утром, в степь выезжал дозор: круглосуточно несли дозор в степи».

Из сохранившихся до наших дней документов можно сделать вывод, что местные племена часто вступали в стычки с колонистами. Поводов для этого было множество: от похищения местных женщин до производства жителями крепости вина в промышленных масштабах. К тому же форпост очень быстро стал обрастать земледельческими поселениями, куда устремились коренные жители метрополии. Все это заметно сокращало площадь кочевий.

Большой крови, по словам историков, удалось избежать только из-за вмешательства все того же Абылая, который к тому времени уже успел себя проявить как выдающийся политик.

«Это были такие негласные конфликты между местным населением и российскими подданными, русскими поселенцами. И только благодаря политике Абылай-султана, Абылай-хана, который правил всеми тремя жузами с 1771-го по 1781 год, удалось прийти к общему соглашению, – говорит Зауре Картова. – И Петропавловск позднее потерял значение крепости, он превратился в крупный торговый город. И этот торговый город стал приносить определенную пользу для экономического развития этого региона».

Сегодня в Северном Казахстане, как и во всей остальной республике, нет ни малейшего намека на притеснение русскоязычного населения. К примеру, в Петропавловске на 31 школу с русским языком обучения приходится всего шесть казахскоязычных школ. Обращения во все госорганы принимаются как на русском, так и на казахском языках. При этом за редким исключением этнические русские не стремятся учить государственный язык.

«У нас нет, ни у казахов, ни у русских, и не только у казахов и русских, но и у всех других национальностей, кто проживает здесь в Казахстане, у нас нет, чего делить, – говорит Валерий Ильин, председатель совета старейшин «Братства сибирских казаков» (Петропавловск). – Никто ничего ни у кого не отобрал и не отбирает! Нигде: ни в Алматы, ни в Петропавловске, ни в Джамбуле, ни в Кокчетаве. Все живут нормально. Но есть люди, которые этим занимаются, чтобы поджечь, разжечь».

Ильин – потомственный казак. Его предки в свое время основали Акмолинскую крепость, на месте которой сейчас находится столица Казахстана. Он открыто осуждает Владимира Путина, а его заявления о необходимости защиты русских на востоке Украины считает лицемерными.

«Я могу сказать, что вот этот образчик самый такой негативный – конфликт на Украине сейчас все показал. Куда, к кому идти-то? Вот к этим, что ли? К этим ворам, которые сидят в Кремле? – замечает он. – Это они будут защищать кого-то? Они показали на практике, как они защитили тех же и русских и нерусских в Донецке или Луганске и в этих областях и деревнях! А теперь уже пошел счет на сотни тысяч погибших!»

Не только Ильин, но и большинство представителей русских объединений в Северо-Казахстанской области не поддерживают нынешнюю агрессивную политику Кремля и выступают против сепаратизма.

Елена Семидоцких – глава русской общины Северо-Казахстанской области. Таких русских этнических объединений в Северо-Казахстанской области сразу несколько. Елена родилась и выросла в Петропавловске и, в отличие от многих своих сверстников, не захотела уезжать в Россию. Казахстан она так же, как Ильин, считает своим домом, а главной миссией своей организации считает поддержание межэтнического согласия. Она одной из первых выступила с осуждением заявлений «Народного совета трудящихся Петропавловска».

«Были люди, которые нам знакомы именно в этом совете. Я не буду говорить, что это кто-то там откуда-то издалека. Кто-то проживал здесь. Многих не знаю. Какую-то пару-тройку людей, наверное, знаю, – объясняет она. – Мы ждем заключения, что скажет прокуратура, откуда вообще вот это пошло. Зачем это было сделано? Много вопросов».

Местные эксперты говорят, что, когда в 2014 году Россия аннексировала Крым, а затем развязала вооруженный конфликт на Донбассе, многие жители Казахстана автоматически спроецировали эти события на свою страну. Между востоком Украины и севером Казахстана действительно сегодня есть много общего. И тогда, и сейчас никто не давал никаких гарантий, что Кремль под уже знакомым лозунгом защиты русскоязычного населения не попытается провернуть тот же трюк и в отношении своего южного соседа.

"Люди (в Казахстане) не обращали внимание на войну в Чечне, потому что считали, что Россия сохраняет свою территориальную целостность, и даже проглотили войну в Грузии с отсоединением Южной Осетии и Абхазии. Но в 2014 году, когда целый регион Украины был силовым путем взят под контроль, очень многие в Казахстане спроецировали похожее на Казахстан", – говорит казахстанский политолог Газиз Абишев.

В то же время власти Казахстана с первых дней провозглашения независимости всегда подчеркивали дружественное отношение к бывшей метрополии: Россия никогда не воспринималась ими как потенциальный противник. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что у Казахстана даже нет крупных воинских соединений на севере страны. Вооруженные силы республики поделены на региональные командования Восток, Юг, Запад и Центр. Но на границе с Россией стоят лишь немногочисленные гарнизоны и пограничные посты.

«Казахстан находится в невыгодным положении по сравнению с Украиной, у нас нет доступа в Мировой океан через Черное море, у нас намного более длинная граница с Россией, у нас меньше населения и слабее инженерно-технологическая и военно-промышленная база и меньше военно-политических связей с коллективным Западом, – говорит Газиз Абишев. – В этом смысле Казахстан вынужден проявлять более гибкую позицию. Исходя из этого, каких-то действий, способных обострить взаимоотношения между Астаной и Москвой, Казахстан предпринимать не будет, потому что это себе дороже».

«Но если мы сыграем крайний сценарий, при котором Россия поддержала сепаратизм и он увенчался успехом и отделением какой-то территории, то после этого, очевидно, Россия теряет Казахстан навсегда. И тогда вдоль российско-казахстанской границы будут располагаться иностранные военные базы, китайские или американские, не важно какие», – предупреждает политолог.

Словно отвечая на всевозможные нападки со стороны российских политиков и пропагандистов, местные власти всячески стараются подчеркивать, что Петропавловск был и остается казахстанским городом, пусть и построенным русскими колонистами. В административном центре Северо-Казахстанской области казахстанские государственные флаги висят во многих окнах, а множество уличных арт-объектов выполнены в виде казахских национальных украшений. Но, разумеется, это может нравиться не всем, и среди местных жителей есть определенный процент латентных сепаратистов, которые хотят жить в России, не переезжая туда.

Форум

Корпорация РСЕ/РC, к которой относится Озодлик, объявлена в России «нежелательной организацией». В этой связи комментирование на нашем сайте, лайки и шэры могут быть наказуемы в России. Чтение и просмотр контента российским законодательством не наказуемы.
XS
SM
MD
LG