Ссылки для упрощенного доступа

11 Август 2022, Ташкентское время: 02:04

Чего ожидать Центральной Азии от администрации Трампа


Президент США Дональд Трамп. Вашингтон, 31 января 2017 года.

После смены правительства в США многие пытаются прогнозировать, какую позицию займет президент Дональд Трамп при решении той или иной проблемы.

Что касается, например, Китая, России и Мексики, Дональд Трамп уже подал знаки, какой будет политика президента США по отношению к этим странам.

Новый президент США пока еще не давал внятных комментариев относительно Центральной Азии. 31 января в журнале Foreign Policy в статье под названием «Автократы Центральной Азии приветствуют эпоху Трампа» рассматривались возможные взаимоотношения между Соединенными Штатами и пятью государствами Центральной Азии в ближайшие месяцы.

Это довольно интересная тема, поэтому редакция Азаттыка при участии пресс-менеджера Мухаммада Тахира решила провести дискуссию с экспертами, посвященную перспективам политики США по отношению к Центральной Азии под руководством нового президента.

Чего можно ожидать от администрации Трампа в части связей США с Центральной Азии?

Автор ранее упомянутой статьи в издании Foreign Policy Рейд Стендиш отмечает, что в правительстве Трампа есть люди, хорошо осведомленные о ситуации в Центральной Азии в отношении как нефтяных ресурсов, так и безопасности. Это, например, госсекретарь Рекс Тиллерсон – в прошлом генеральный директор ExxonMobil – и министр обороны, экс-глава Центрального командования вооруженных сил США Джеймс Мэттис.

«Борьба с исламским экстремизмом»

Ясно одно: руководство Трампа сосредоточено на «борьбе с исламским экстремизмом», полагает Рейд Стендиш.

Портреты президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и президента Афганистана Ашрафа Гани на таможенном пункте Имамназар в Туркменистане. 28 ноября 2016 года.
Портреты президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и президента Афганистана Ашрафа Гани на таможенном пункте Имамназар в Туркменистане. 28 ноября 2016 года.

​Правительства Центральной Азии на протяжении многих лет говорили об угрозе экстремизма в своих странах. В последние три года ситуация в северных афганских провинциях, граничащих с Центральной Азией, постоянно ухудшается. Порой бои подходят непосредственно к границам стран Центральной Азией.

Но если жесткая политика Трампа по отношению к исламскому экстремизму может быть утешением для правительств стран Центральной Азии, его взгляды на Иран обещают усложнить их отношения с этим южным соседом.

– Мы видели, как Майк Флинн, советник по национальной безопасности Трампа, вышел и сказал, что Ирану было направлено предупреждение. Генерал Мэттис... также весьма воинственно настроен по отношению к Ирану, – отмечает Рейд Стендиш.

Снятие ряда международных санкций в отношении Ирана после заключения ядерной сделки Тегерана с крупными мировыми державами дало государствам Центральной Азии возможность приступить к прокладыванию новых торговых путей на юго-запад. Но повышение напряженности в отношениях между Вашингтоном и Тегераном усложнило бы движение в этом направлении.

Бывший посол США в Казахстане, а в настоящее время старший научный сотрудник Rand Corporation Уильям Кортни считает, что некоторые важные аспекты политики США в отношении Центральной Азии, вероятнее всего, не претерпят изменений.

– Уже в течение четверти века после распада Советского Союза Запад и Соединенные Штаты решительно поддерживают суверенитет, независимость и территориальную целостность всех новых республик бывшего Советского Союза, – отмечает Уильям Кортни.

Это, безусловно, должно быть очень значимо для правительств стран Центральной Азии, учитывая, что они окружены такими гигантами, как Китай и Россия, а неподалеку расположены Иран, Пакистан, Индия.

Тем не менее политика администрации Трампа по отношению к ведущим партнерам Центральной Азии в сфере торговли и безопасности – России и Китаю – сильно разнится, и это может оказаться проблематичным для Ашгабата, Астаны, Бишкека, Душанбе и Ташкента.

– То, что мы видели до сих пор в желании президента Трампа улучшить отношения с Россией, – это вопрос, готов ли он к снятию или ослаблению санкций в одностороннем порядке в отношении к России, учитывая ее агрессию в Украине. Если это так, то это будет иметь тревожные последствия для Центральной Азии, – указывает Кортни.

Китайский рабочий Asia Gas Pipeline идет вдоль трубы казахстанского участка газопровода, соединяющего Туркменистан с Китаем. Жамбылская область, декабрь 2009 года.
Китайский рабочий Asia Gas Pipeline идет вдоль трубы казахстанского участка газопровода, соединяющего Туркменистан с Китаем. Жамбылская область, декабрь 2009 года.

В Казахстане, в частности, были опасения по поводу возможного повторения украинского сценария на севере страны вдоль границы с Россией, где проживает большое число этнических русских.

Ситуация с правами человека

По мнению Рейда Стендиша, напряженность в отношениях Вашингтона и Пекина не должна сильно сказаться на внешней политике стран Центральной Азии. Он считает, что если все-таки случится нечто подобное, то это будет «знаком того, что отношения между Вашингтоном и Пекином сильно ухудшились».

Один из главных вопросов – будет ли готова администрация Трампа сосредоточиться на вопросах безопасности в Центральной Азии в ущерб давлению на эти правительства по улучшению ситуации с соблюдением основных прав человека.

Рейд Стендиш считает, что есть вероятность того, что «проблемы в области прав человека, выражаясь языком Трампа, не будут препятствовать соглашениям между Вашингтоном и странами Центральной Азии».

Однако Кортни отметил, что правительства стран Центральной Азии не должны забывать, что в Соединенных Штатах есть люди, которые будут настаивать на том, чтобы Вашингтон требовал улучшения ситуации с основными правами.

– На самом деле не особо реалистично предполагать, что администрация Трампа пойдет против воли конгресса и окажет противодействие ряду НПО, которые выступают в поддержку прав человека и политических свобод, – говорит Уильям Кортни.

Президент США пожимает руку Рексу Тиллерсону (слева) после его вступления в должность госсекретаря США. Вашингтон, 1 февраля 2017 года.
Президент США пожимает руку Рексу Тиллерсону (слева) после его вступления в должность госсекретаря США. Вашингтон, 1 февраля 2017 года.

Какой будет политика администрации Трампа в отношении Центральной Азии, пока что еще не ясно, но определенно то, что Центральная Азия не будет забыта новым президентом США и его командой.

По словам Рейда Стендиша, Центральная Азия – «стратегически важная часть мира, где одновременно пересекается все: отношения с Китаем, Россией, энергетическая безопасность, исламский экстремизм», и поэтому этот регион вряд ли выпадет из поля зрения администрации Трампа.

Брюс Панниер

Алиса Вальсамаки

Материал подготовлен журналистами «Азаттыка» (Казахской редакции радио «Свобода»)

XS
SM
MD
LG