Ссылки для упрощенного доступа

22 Май 2024, Ташкентское время: 06:44

«Граница дружбы». Что сулят соглашения между Кыргызстаном и Узбекистаном?


Узбекский лидер Шавкат Мирзияев (слева) и кыргызский президент Садыр Жапаров в Бишкеке, 27 января 2023 года.
Узбекский лидер Шавкат Мирзияев (слева) и кыргызский президент Садыр Жапаров в Бишкеке, 27 января 2023 года.

Историческое соглашение о границе, подписанное Кыргызстаном и Узбекистаном, выглядит как основа для растущего сотрудничества между двумя странами. Но у некоторых в Кыргызстане есть сомнения по поводу заключения сделок с более крупным и могущественным соседом, который не всегда был столь дружелюбным.

В своей речи на подписании исторического соглашения о границе между Узбекистаном и Кыргызстаном в Бишкеке узбекский лидер Шавкат Мирзияев похвалил своего кыргызского коллегу Садыра Жапарова.

«Хочу сказать, что у нас нет проблемных вопросов. За 31 год независимой истории Кыргызстана и Узбекистана такой уровень взаимоотношений существует впервые», – сказал Мирзияев в ходе своего пышного государственного визита в Бишкек 26-27 января.

«Хочу выразить особую благодарность моему уважаемому коллеге Садыру… если бы не его политическая воля, мы бы не достигли сегодняшнего результата. Мы могли бы, как и раньше, говорить, что решим эти проблемы, но завтра или послезавтра. Завтра длилось 30 лет, а проблемы не были решены», – добавил он.

В дополнение к этому соглашению Кыргызстан и Узбекистан подписали более 20 других.

Особо примечательными были сделки, касавшиеся автосборочного завода и текстильной фабрики в Кыргызстане. Требования для пересечения «границы дружбы», как отозвался о ней Мирзияев, также были смягчены: гражданам двух стран понадобятся только удостоверения личности, а не загранпаспорта.

Двусторонние отношения Кыргызстана и Узбекистана, часто обострявшиеся во время многолетнего правления предшественника Мирзияева, автократа Ислама Каримова, значительно потеплели за годы, прошедшие после его смерти в 2016 году.

Появляется все больше признаков того, что соглашение о границе может стать отправной точкой для углубления сотрудничества между двумя странами в регионе, где, по мнению аналитиков, подходят к концу дни практикуемой Россией стратегии «разделяй и властвуй».

Открытие границы в Сохский эксклав Узбекистана.
Открытие границы в Сохский эксклав Узбекистана.

В интервью Радио Азаттык (Кыргызской редакции Радио Свобода) эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов говорит, что «трудно не соглашаться ни с одним, ни с другим президентом: [это] событие исторической важности».

«Особенно там, где долгие годы возникали, казалось бы, неустранимые претензии, противоречия, амбиции, непонимание», – заявил Дубнов.

Но аналитик также отметил, что сделка не обошлась без затрат: более 20 политиков, активистов и журналистов были заключены в тюрьму за возражения против соглашения о границе, в соответствии с которым стратегический резервуар внутри Кыргызстана был передан под контроль Узбекистана.

«Мне искренне жаль, что Кыргызстан жестко подавил эти протесты… Надеюсь, что в ближайшее время все заключенные по этому делу будут освобождены, потому что иначе это приведет только к дальнейшей эскалации», – сказал Дубнов.

Учитывая эти моменты, а также историю политической нестабильности Кыргызстана, существуют ли какие-либо ограничения для реконфигурации двусторонних отношений?

«Нет другого пути»

За последние два года на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном произошло два полномасштабных столкновения. На этом фоне легко забыть, что когда-то существовали опасения крупного военного столкновения на кыргызско-узбекской границе, где время от времени происходили перестрелки и стычки со смертельным исходом.

В 2016 году, всего за несколько месяцев до смерти Каримова, Кыргызстан забил тревогу в связи с тем, что воспринял как угрожающее наращивание войск и военной техники на узбекской стороне границы.

Спорная гора Унгар-Тоо, из-за которой две страны ссорились в течение того года, теперь признана территорией Кыргызстана в соглашении о границе, подписанном Мирзияевым и Жапаровым.

Военные двух стран избегали столкновений, но отношения между Каримовым и Алмазбеком Атамбаевым, в ту пору президентом Кыргызстана, никогда не отличались теплотой.

В 2015 году во время неформального саммита Содружества Независимых Государств в Москве Атамбаев, казалось, раскритиковал своего старшего узбекского коллегу за то, что тот решил не присутствовать на параде в Москве, посвященном победе Советского Союза над нацистской Германией во Второй мировой войне.

Кремль традиционно приглашает своих близких союзников на это мероприятие 9 мая, где демонстрирует свою военную мощь.

«Это мое мнение», – прервал его Атамбаев, когда Каримов начал в резкой форме опровергать слова кыргызского президента, насмешливо называя его «нашим другом Атамбаевым».

«Очень приятно. Мы давно знаем ваше мнение», – парировал Каримов.

Еще одним структурным препятствием на пути к улучшению отношений было стремление Кыргызстана построить – при российском финансировании – гигантскую гидроэлектростанцию вверх по течению от Узбекистана, где развито сельское хозяйство, что могло повлиять на объем воды, поступающей по реке Нарын.

Но из-за того, что проект застопорился, а российская экономика оказалась под давлением первого раунда санкций после первого вторжения Москвы на территорию Украины в 2014 году, Кыргызстан разорвал контракт с российской компанией.

И вот, согласно рамочному соглашению, подписанному тремя странами в начале этого года, именно Узбекистан и Казахстан обязуются помочь Бишкеку построить гидроэлектростанцию Камбаратинская-1. Этот шаг будет означать, что Узбекистан участвует в управлении трансграничными водными ресурсами Кыргызстана и может получать выгоду от продукции будущей станции, у которой в настоящее время нет инвестора.

Аналитик из Ташкента Анвар Назиров говорит, что Мирзияев конфликту предпочитает компромисс и это стало ключом к улучшению отношений с Кыргызстаном и другими соседями Узбекистана.

Но эксперт также утверждает, что к более тесному сотрудничеству две страны принудили другие изменения, такие как растущий и политически непопулярный дефицит электроэнергии в Узбекистане.

«Вода для сельскохозяйственного сектора является приоритетом, но Узбекистан также видит потенциал в энергетике Кыргызстана, поскольку изо всех сил пытается вывести онлайн свои собственные энергетические ресурсы», – считает Назиров.

Аналитик добавляет, что война России на Украине, которая встревожила ее партнеров в регионе и помешала Москве инвестировать в крупные проекты, является дополнительным фактором, убеждающим государства Центральной Азии в том, что «нет другого пути», кроме долгосрочного сотрудничества.

«Для стран Центральной Азии интеграция в возглавляемые Россией организации не дала ощутимых результатов», – говорит Назиров, добавляя, что «самобытная политическая культура» Кыргызстана помешала достижению соглашения о границе раньше.

Кемпир-Абадское водохранилище.
Кемпир-Абадское водохранилище.

Более скептически относится Назиров к перспективам железной дороги стоимостью миллиарды долларов, которую в общих чертах согласовали Китай, Кыргызстан и Узбекистан. Аналитик ссылается на экономические трудности с началом пандемии коронавируса и отсутствие интереса к мегапроектам в Китае.

«Построение доверия» после репрессий

Между Кыргызстаном, где политический плюрализм и волатильность стали традицией, и авторитарным Узбекистаном все еще много больших различий.

Они могут сказаться на двусторонних отношениях в будущем.

Жапаров – третий президент Кыргызстана, с которым Мирзияев ведет дела за шесть лет.

В первую четверть века независимости двух стран Каримов правил до кончины, а двое из четырех президентов Кыргызстана, пришедших к власти в то время, были свергнуты протестами.

Кыргызские пользователи социальных сетей противопоставили то, насколько беспрепятственно было одобрено в Узбекистане соглашение о границе (единогласное голосование в сенате, за которым последовала подпись Мирзияева), с шумихой в Кыргызстане, где депутаты, выступавшие против сделки, оказались под давлением.

Другие предположили, что молчание в Узбекистане по поводу соглашения о границе было закономерным, потому что страна выгадала от этой сделки.

Хотя отношения, возможно, никогда не были лучше, они все еще хрупкие, говорит Эмиль Джураев, политолог из Бишкека. Он добавляет, что то, как администрация Жапарова протолкнула соглашение о границе – непрозрачно и с ограниченными дискуссиями, – повлияло на восприятие договора в обществе.

«Чтобы преодолеть горечь, которую многие будут испытывать по поводу Кемпир-Абадского водохранилища, потребуются последовательные меры по укреплению доверия», – считает Джураев.

Нурсултан Акылбек, кыргызский активист, выступавший против соглашения, полагает, что невозможно объявить новую эру в кыргызско-узбекских отношениях, пока не станут известны все последствия соглашения о границе.

«На государственный визит Мирзияева возлагались большие надежды. Но каких-то результатов я не могу выделить. Пожалуй, только то, что в Узбекистан теперь можно ездить с удостоверением личности», – сказал он.

XS
SM
MD
LG