Ссылки для упрощенного доступа

11 Апрель 2021, Ташкентское время: 00:44

Блог: Монолог «предателя»


Президент Узбекистана отложил намерения инициировать изменения в законодательство, позволяющие народу избирать глав исполнительной власти районного, городского и областного уровней. Об этом он заявил на внеочередной сессии народных депутатов Ташкентской области.

По мнению главы государства, на данном этапе народ не способен избрать даже достойного председателя махаллинского (квартального) комитета. Цитируем по популярному в Узбекистане интернет-изданию: «Когда мы пытаемся организовать справедливые выборы председателя махалли, собирают толпы и пытаются избрать своего. Разве это не предательство внедрять выборы в среду, к которой не готово общество? Это настоящее предательство».

Осмелюсь не согласиться. Старшее поколение граждан Узбекистана помнит, как в девяностые группа депутатов парламента, в котором еще были представлены те, кого действительно избрал народ, вынесли на повестку дня вопрос об обязательном декларировании доходов государственных служащих и членов их семей. Тогда первый президент Узбекистана сказал, что народ к этому не готов. К чему это привело через тридцать лет – всем хорошо известно.

И еще. Как так выходит, что президента народ способен избрать, депутатов всех уровней – тоже, а глав администраций – не дорос?

На мой взгляд, отказ от намерения перейти к выборам руководителей исполнительной власти областей, городов и районов обусловлен опасениями ряда высокопоставленных чиновников утратить рычаги давления на регионы в продвижении своих коммерческих или чьих-то корпоративных интересов, отнюдь не всегда идентичных интересам народа и государства. Именно они, под предлогом, что на период реформ Узбекистану необходима жесткая вертикаль власти, похоже, и убедили президента отсрочить инициирование изменений в избирательное законодательство.

На самом деле переход к избранию хокимов прямым голосованием, при всех сопутствующих и неизбежных издержках, – принципиальный шаг вперед в строительстве нормального государства, где народ – не орудие обогащения узкой группы влиятельных должностных лиц, а подлинный источник власти и фактический хозяин страны. Подлинный, поскольку избрание предполагает и досрочный отзыв избранного.

Вспомним, сколько кадровых перестановок произошло за последние четыре с небольшим года на всех уровнях государственного управления! Однако перемена мест слагаемых не изменила суммы. Президент по-прежнему сетует на отсутствие или нехватку профессиональных управленцев, которые видят свою задачу не в личном обогащении, а в удовлетворении запросов населения. И его обеспокоенность, граничащую с разочарованием, можно понять. Он видит, что чуть ли не каждый из назначенцев, едва получив доступ к бюджетным средствам, начинает распределять их по своим родственникам. Компании дочери – на благоустройство, компаниям зятя – на все остальное. А ведь есть еще тесть, деверь, сват, шурин, золовка-змеиная головка, наконец, друзья зятя. И надо успеть, пока не сняли. Потому что придет другой и пристроит на казенные деньги свою многочисленную родню.

Возможно ли подобное в случае перехода от назначений к избираемости руководителей, имеющих доступ к деньгам налогоплательщиков? Возможно, но в значительно меньших масштабах. Люди, отдавшие свои голоса за хокима, не захотят быть «винтиками» и станут реально контролировать целевое расходование своих (именно так) денег. Реально определять, что им нужнее сегодня – новый детсад или флагшток в двадцать метров.

Далее. Подбор и расстановка кадров, которыми сейчас занимаются сотрудники администрации президента, станут прерогативой народа. Если учесть склонность любого народа считать деньги в карманах тех, кто им правит, можно прогнозировать снижение хищений бюджетных средств и уровня коррупции. Нужно ли это тем, кто сегодня убеждает президента в преждевременности отказа от системы назначений?

Теперь о том, чего в случае перехода к выборам глав администраций, возможно, опасается и сам президент. О неизбежно возникающей политической конкуренции и, как следствие, вероятности развития событий в Узбекистане по киргизским лекалам.

Да, выборность уже через 2-3 года действительно сформирует новую когорту политиков, сначала на региональном, а затем и на республиканском уровне. При благоприятном раскладе мы получим не только эффективных управленцев, но и активных депутатов, взамен кукольных. Будут в когорте и прохиндеи, но их быстро отсеют время и сами люди. Те, кто сохранит репутацию и будут иметь конкретную и понятную народу программу развития общества и страны, непременно пожелают реализовать свой потенциал в новом качестве. С большими возможностями. Но это – вовсе не бомба замедленного действия, заложенная под государство или его лидера, а генератор энергии народа, которая по большей части пока не реализуется.

Президент от этого только выиграет. Оставаясь арбитром и национальным символом, ориентируясь не только на экономические показатели, но и на реальные настроения людей, ему станет проще выбирать самых достойных. Они, самые достойные, пойдут в парламент и постепенно заменят тех, кто сегодня, образно говоря, выполняет роль подсобника на стройке, по свистку подающего кирпичи главному каменщику.

Да, новое поколение политиков станет оппонентом президента, но никак не противником. Да, президенту придется считаться с тем, что его мнение – не истина в последней инстанции. Но это хорошо, а не плохо. И для президента, и для страны. Известно, что опереться можно на то, что оказывает сопротивление. Нельзя найти точку опоры в болоте. В споре рождается истина, а не в раболепных аплодисментах, пусть даже бурных, продолжительных и регулярных.

Все быстро забудут, что еще недавно назначение областного хокима зависело только от решения главы государства. Но все надолго запомнят, что именно глава государства предоставил народу право выбора.

Киргизский сценарий низложения верховной власти, с доминантой права толпы над законом и разумом, в Узбекистане исключен по определению. Во-первых, потому что за годы суверенитета Узбекистан выработал надежную систему защиты общественного порядка, государственности и конституционного строя. Во-вторых, каждому есть что терять и для каждого «синица в руке» дороже «журавля в небе». В-третьих, избрание глав администраций исполнительной власти не подразумевает умаления полномочий президента. Президент Узбекистана по-прежнему остается высшим должностным лицом государства.

… Каждый президент страны оставляет свой след в истории. Нынешний имеет шанс войти в историю как человек, даровавший народу свободу. Воспользуется, руководствуясь внутренним убеждением в необходимости демократизации общества, или окончательно отбросит как неприемлемое? Не знаю. Но хочется верить, что не отбросит. По слухам, он всегда доводит задуманное до логического завершения. Натура такая.

Сергей Ежков

XS
SM
MD
LG