Ссылки для упрощенного доступа

25 Октябрь 2020, Ташкентское время: 14:02

ОзодАналитик: Гражданские активисты требуют решения судьбы активов Г. Каримовой в интересах жертв коррупции


Гульнара Каримова.

Общественное внимание к делу Гульнары Каримовой, ее судьбе и ее активам, замороженным в ряде стран Европы, не угасает и подогревается время от времени ее собственными заявлениями, обращениями ее дочери, а также новыми поворотами в тех делах, которые ведут против нее власти Узбекистана, а также органы правосудия других стран.

Очередная публичная акция Гульнары Каримовой стала поводом и для выступления ряда узбекских активистов гражданского общества. Чем они в первую очередь озабочены? Высокими рисками того, что та огромная сумма, сопоставимая по своему размеру с государственным бюджетом Узбекистана (более миллиарда долларов!), которая заморожена в ряде стран Европы, не будет использована в интересах населения страны, главной жертвы коррупции. Ведь по сути этот миллиард, полученный путем вымогательства огромных взяток у телекоммуникационных компаний, украден у всего населения страны и должен быть именно этому населению возвращен.

Возвращение украденных активов – проблема не одного Узбекистана. Имеется больше число других подобных дел, когда или авторитарный правитель той или иной страны, или его близкие, наворовали аналогичным образом денег, в виде взяток или напрямую из госказны, пытались укрыть их в западных банках. Почему именно там, а, скажем, не в кубышках, закопанных у себя в огороде? Во-первых, потому, что нет ничего более надежного, чем хранить свои миллиарды в банках, которые имеют многолетнюю историю и солидную репутацию, и соответственно – низкую вероятность банкротства. А у себя в огороде спрятать миллиард наличными довольно трудно и рискованно.

Характерно, что в большинстве случаев активы крадутся в малоразвитых странах, типа Узбекистана, Нигерии, Туниса, Гаити, а прячут их в западных странах, в виде банковских депозитов или скупая недвижимость. По большому счету, это проблема взаимоотношения между глобальными Югом и Севером. Как только в странах глобального Севера обнаруживаются криминальные по своему происхождению активы и подвергаются аресту, из стран глобального Юга начинают раздаваться голоса, требующие скорейшего возвращения этих активов. Но скорого возвращения не получается, по двум главным причинам. Во-первых, в отличие от стран большинства стран глобального Юга в развитых странах правит верховенство закона, и местные власти должны следовать всем процедурам, предусмотренным законом. По-английски это называется due process. Возможности этих властей принимать волевые решения по таким или каким-либо другим вопросам, крайне ограничены.

Вторая причина медленного процесса возврата активов состоит в том, что, зная о рисках повторной кражи возвращенных активов теми самыми режимами или ее преемниками (которые часто мало отличаются от предыдущего, как, например, мирзияевский от каримовского), страны, арестовывающие и удерживающие активы, не особо и торопятся их возвращать.

Это фундаментальное отличие подходов к проблеме возвращения украденных активов является пока яблоком раздора между двумя группами стран, удерживающих активы и требующих их вернуть. Именно поэтому тема возвращения активов (asset recovery) стала одной из главных тем на всемирных форумах, которые каждые два года проводит Управление ООН по наркотикам и преступности, точнее его Секретариат по делам Конвенции против коррупции. А в декабре 2017 года в Вашингтоне состоялся Всемирный форум по возмещению украденных активов, на котором были сформулированы и приняты соответствующие принципы. В числе этих принципов – требование прозрачности и подотчетности, недопущение возврата активов в руки тех, кто способствовал краже активов, участие независимого гражданского общества в определении судьбы активов и в мониторинге их использования.

Именно выполнения этих принципов добивается группа активистов, подписавших обращение. Они указывают на то, что Швейцария сама участвовала в разработке и принятии этих принципов. Так почему, удивляются они, новости о том, как идет процесс возврата активов в Узбекистан, общество узнает не от тех, кто ведет расследование и принимает решение о возврате активов, а от Гульнары Каримовой, которая является истцом по этому следствию. Так, Каримова сообщила о том, что власти Швейцарии в своих переговорах намереваются передать активы на образовательные и медицинские проекты в Узбекистане.

С одной стороны, это – похвальное намерение швейцарских властей передать деньги на нужды населения страны. Но у активистов возникает ряд вопросов, в частности: а соблюдаются ли и другие вышеуказанные принципы возвращения активов, кроме требования прозрачности? Ведь известно, что некоторые руководящие лица в нынешнем правительстве и некоторые члены Сената были в свое время соучастниками в системе выкачивания взяток у телекоммуникационных компаний. Те компании в свое время получили лицензии и частоты для ведения своего бизнеса в стране в обход открытых и конкурентных тендеров, но в обмен за огромные откаты. И эту систему закрытости создавала не Гульнара Каримова, а именно эти руководящие лица государства. Эта система закрытости сохраняется и сейчас, что опять создает почву для откатов и разного рода коррупционных схем. Самый последний пример в этом ряду – то, как без открытого тендера, за закрытыми дверями решался вопрос о выделении целого гостиничного комплекса «Shodlik Palace» фирме, которая была зарегистрирована буквально за месяц до сделки. Жертвой этой сделки, как известно, стал известный театр «Ильхом», который занимал небольшую часть этого комплекса и которому указали на дверь.

У активистов также возник вопрос о том, а как швейцарские власти собираются передачу уже конфискованных 131 миллионов долларов на гуманитарные проекты, кто будет эти проекты осуществлять, кто будет подрядчиками, как избежать злоупотреблений и как будет обеспечиваться независимый мониторинг за реализацией этих проектов. Удовлетворительного ответа на эти вопросы нет и не может быть в нынешних условиях Узбекистана, где после Каримова власти ни на йоту не продвинулись по пути установления антикоррупционных механизмов и верховенства закона, где до сих пор отсутствует третий, неправительственный сектор, независимый от государства. Видимо по этой причине, от того, что ответы на эти вопросы отсутствуют, власти Швейцарии пока предпочитают отмалчиваться, косвенным образом предоставляя трибуну Гульнаре Каримовой.

Справедливости ради стоит отметить, что в Швейцарии хотя бы приняты законы, регулирующие вопросы возвращения активов. Пусть не вполне совершенные, но они есть, как отметили в своем недавнем докладе на эту тему швейцарские юристы Франсуа Мембрез и Мэтью Хосли. Евросоюз, к примеру, вообще не принял еще никакого документа, регулирующего процесс возвращения украденных активов. Не приняли таких законов и страны-члены Евросоюза. Именно поэтому те из них, в которых заморожены деньги Гульнары Каримовой на сотни миллионов, а это Ирландия, Бельгия, Люксембург, Великобритания, – до сих пор не знают, как поступить с этими активами и все чего-то выжидают. А во Франции, где уже конфискована недвижимость Гульнары Каримовой, дела обстоят еще хуже. Французские власти уже поспешили побыстрей вернуть вырученные от продажи этой недвижимости деньги напрямую правительству Узбекистана, причем даже не на гуманитарные проекты, как к примеру, Швейцария, и в обход консультаций с гражданским обществом. Это решение Франции наверное можно сравнить с возвращением награбленного вору, который наворовал это добро.

Возвращаясь к вопросу о взаимоотношениях между глобальным Севером и Югом, мы видим, что и некоторые представители глобального Севера ведут себя не всегда подобающим образом, упуская уникальную возможность использовать процесс возвращения украденных активов в качестве стимула для поощрения реформ в странах происхождения этих активов, с тем, чтобы в этих странах было также, как у них самих, установлено верховенство закона. Ведь верховенство закона, механизмы против коррупции являются, пожалуй, самыми главными факторами успеха в социально-экономическом развитии каждой страны. Упускать такую возможность в стимулировании реформ в странах третьего мира нужно очевидно квалифицировать как проявление постколониализма, суть которого выражена в следующих словах:

«Мы хорошо позаботились о своем развитии, установив верховенство закона, но только у себя. А вам, вместо аналогичного шанса тоже достичь развития и тоже путем установления верховенства закона, мы просто передадим деньги. Не важно, что эти деньги будут снова украдены и снова найдут убежище в наших же банках. Мы вам их тоже вернем, или просто присвоим их на наши собственные нужды».

И так – до бесконечности.

Алишер Ильхамов, научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований (SOAS) в Лондоне.

***​

ОзодАналитик – новая рубрика на сайте Радио Озодлик. В ней публикуются аналитические статьи специалистов различных областей, экспертов, публицистов, журналистов и блогеров, написанные для читателей «Озодлика».

Мнения авторов не отражают мнение или позицию редакции «Озодлика». Все утверждения в опубликованных статьях принадлежат авторам.

Смотреть комментарии (4)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG