Ссылки для упрощенного доступа

26 Апрель 2018, Ташкентское время: 06:49

OzodDayjest: Остановить разрушение архитектурного наследия


Медресе Абдулазизхана (XVII в., Бухара). Октябрь 2017 года. Фото: Мавлюда Юсупова.

Узбекистан обладает уникальным архитектурным наследием, способным превратить страну в туристическую Мекку и приносить ощутимый вклад в экономику. Руководство страны, понимая особое значение зодческого наследия в духовном и экономическом развитии, а также признании международного историко-культурного статуса страны, уделяет большое внимание сохранению и реставрации памятников архитектуры. На реконструкцию исторических объектов и городов выделяются крупные средства.

Вместе с тем опыт последних десятилетий свидетельствует о том, что спешная, некачественная и неквалифицированная реставрация иногда приводит к безвозвратной утрате исторической достоверности и высокохудожественных особенностей памятников зодчества, что может отрицательно сказаться на международном имидже и развитии туризма страны.

Что остается после «новостроя»

В Узбекистане на государственной охране состоят 2079 памятников архитектуры и 4308 археологических объектов (по состоянию на ноябрь 2017 года). Международное признание получили такие исторические города, как Хива, Бухара, Шахрисабз и Самарканд, включенные в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому за грамотной реставрацией и сохранением их средневекового зодчества, ставшего достоянием мировой общественности, помимо ЮНЕСКО, наблюдает также Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС, ICOMOS, International Council on Monuments and Sites).

Однако из-за крайне непрофессиональной реставрации последних лет из Списка объектов всемирного наследия могут быть исключены Самарканд и Шахрисабз. Последний в 2016 году был введен в «тревожный список» – Список всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Невежественная реставрация может привести к тому, что в «тревожном» списке ЮНЕСКО окажутся Бухара, Самарканд и Хива, где с целью развития туризма ведутся работы по реставрации и благоустройству.

Вместо оригинальных или профессионально отреставрированных уникальных памятников туристы иногда видят подменяющий или уродующий их «новострой» с применением современных строительных и декоративных материалов, не соответствующих древним образцам по формату, особенностям, качеству, художественному уровню и т. д.

Причина всего этого – утрата некогда одной из лучших в СНГ школ реставрации и нынешнее плачевное состояние реставрационного дела в Узбекистане. Поэтому важно, в первую очередь, наладить восстановление профессионального дела реставрации памятников архитектуры, поскольку есть богатый опыт грамотной реставрации 30-х – середины 90-х годов XX века. Анализ ситуации в этой области позволяет наметить ряд способов ее улучшения.

С 1979 по 1990-е годы в Ташкенте успешно работал единственный в Центральной Азии Узбекский научно-исследовательский проектный институт реставрации памятников архитектуры (УзНИПИ реставрации), где более 300 высокопрофессиональных специалистов разрабатывали проекты реставрации, консервации и приспособления памятников и их охранных зон, в химической лаборатории раскрывали составы древних строительных и декоративных материалов. Закрытие института принесло значительный урон данной сфере.

Сегодня почти все проектное дело перешло в руки частных фирм, где проекты нередко составляются наспех, без полных предварительных (археологических, конструкторских и других) исследований, без научного обоснования, обсуждения и экспертизы специалистами. А ведь охрана, реставрация и использование архитектурного наследия страны – это, в первую очередь, обязанность и прерогатива государства!

К причинам снижения уровня и качества реставрации памятников относятся следующие:

несоответствие выполняемой работы международным стандартам;

авральный режим реставрации – к определенной праздничной дате;

привлечение вместо профессиональных реставраторов-усто мардикоров – более дешевой рабочей силы.

Трудное положение сложилось и с изготовлением традиционных качественных, аналогичных средневековым, кирпича, архитектурного декора, устойчивых традиционных красителей и глазурей, терракоты и т. д., хотя еще в 1980-е годы местные усто в государственных керамических мастерских производили почти аналогичные древним качественные глазурованные декоративные плитки.

Потеря за потерей

Самарканд в результате снижения уровня реставрации и принятых непрофессиональных решений (на некрополе Шахи-Зинда, мавзолее Аксарай, при устройстве дорог в исторической части и др.) в 2008 году был включен ЮНЕСКО в список объектов всемирного наследия, нуждающихся в усиленном мониторинге.

Шахрисабз, в древней части которого были применены еще более неграмотные реставрационные методы (уничтожена и заменена современными сооружениями и элементами благоустройства историческая фоновая застройка шедевров зодчества эпохи Амира Темура и Темуридов, охранная зона этих памятников густо засажена елками и заставлена фонарями) оказался под угрозой исключения из Списка объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Бухара, где продолжается такая же практика реставрации, может также оказаться в Списке всемирного наследия, находящегося под угрозой. Ниже приведены лишь несколько примеров.

В медресе Абдулазизхана XVII века, считающемся по богатству убранства энциклопедией среднеазиатского декора, в результате необоснованного спешного понижения культурных слоев в историческом ядре города с использованием тяжелой техники, без предварительных исследований и грамотных подготовительных работ, рухнули центральная часть бокового фасада и все прилегающие к ней строения медресе.

Медресе Абдулазизхана (XVII в., Бухара). Октябрь 2017 года. Фото: Мавлюда Юсупова.
Медресе Абдулазизхана (XVII в., Бухара). Октябрь 2017 года. Фото: Мавлюда Юсупова.
Медресе Абдулазизхана (1652 год). 27 января 2018 года.
Медресе Абдулазизхана (1652 год). 27 января 2018 года.

​На грани обрушения находится медресе Улугбека начала XV века – самое древнее из сохранившихся в Центральной Азии. Два этих погибающих памятника пока еще составляют выразительный центральный ансамбль Бухары «Кош-медресе». В то же время на расположенные рядом с ними мечеть Калян и медресе Мири Араб, недавно отреставрированные и находящиеся в хорошем конструктивном состоянии, на 2017-2018 годы вновь выделены щедрые средства и ведется нецелесообразная реставрация. От такого нерационального распределения средств могут быть утрачены не только названные здания «Кош-медресе», но и многие другие заброшенные, «бедствующие» уникальные памятники Бухары – суфийский комплекс Мухаммада Ходжа Порсо, медресе Гозиен, ряд квартальных мечетей и другие объекты, находящиеся в аварийном состоянии и требующие первоочередного внимания, выделения средств, хотя бы для первичного этапа их сохранения.

К стенам уникальных шедевров зодчества, ради созерцания первозданного облика которых и приезжают гости, ныне вплотную пристраивают современные двухэтажные сувенирные лавки, закрывающие обзор памятников и грубо вторгающиеся в их охранную зону, что недопустимо по международным стандартам и вызывает справедливое возмущение и недоумение иностранных туристов.

Медресе Улугбека (1417−1419 годы). Ноябрь 2017 года.
Медресе Улугбека (1417−1419 годы). Ноябрь 2017 года.
Уникальный торговый купол Токи-Заргарон (XV-XVI века). Октябрь 2017 года.
Уникальный торговый купол Токи-Заргарон (XV-XVI века). Октябрь 2017 года.

Уникальный торговый купол Токи-Заргарон (XV-XVI века). Январь 2018 года.
Уникальный торговый купол Токи-Заргарон (XV-XVI века). Январь 2018 года.

​Медресе Улугбека (1417-1419 годы). Ноябрь 2017 года. Памятник зажат с двух сторон выступающими на площадь двухэтажными торговыми строениями, появившимися в 2017 году.

Уникальный торговый купол Токи-Заргарон (XV-XVI века). Верхнее фото – октябрь 2017 года, нижнее – январь 2018-го. К памятнику с 2017 года прилегает спорящая с ним по фасаду, высоте и объему двухэтажная постройка.

Теряет своеобразие и исторический облик главный ансамбль Бухары Пои Калон, поскольку между медресе Мири Араб и медресе Амира Алимхана на древнюю площадь выступает новое строение с чужеродными в исторической среде очень высоким парапетом и огромными витринными окнами фасадов, чего не допускалось на традиционных средневековых уличных фасадах Бухары.

Ансамбль Пои Калон (XII-XVI века). Январь 2018 года. Исторический облик ансамбля ныне нарушен новым, чужеродным по стилю строением.

К сожалению, аналогичные нарушения наблюдаются почти во всех исторических городах Узбекистана.

Восстановить утраченное

Для совершенствования и налаживания реставрационного дела в Узбекистане, необходимы следующие первоочередные шаги.

Разработка специалистами продуманной, грамотной и целостной государственной программы восстановления профессиональной реставрации, а также концепции восстановления и сохранения исторических частей городов. Для этого должна быть создана компетентная команда профессионалов, а не чиновников, как это практикуется. В выявлении иных проблем и путей их решения помогут обсуждения местными и зарубежными специалистами.

Проведение полной реорганизации органов охраны и реставрации памятников архитектуры с созданием нового, отдельного от Министерства культуры, ведомства – госкомитета или министерства архитектурного наследия с привлечением высококвалифицированных специалистов строго по профильному образованию (архитекторы-реставраторы, конструкторы и т. д.).

Восстановление Института реставрации под обновленным названием (например, Узбекский государственный научно-исследовательский проектный институт реставрации памятников архитектуры).

Укрепление высококвалифицированными специалистами деятельности и полномочий недавно возобновленного научно-методического совета по реставрации.

Воссоздание национального комитета ИКОМОС, в состав которого входят многие страны СНГ, раньше входил и Узбекистан. ИКОМОС посредством тренингов и консультаций может помочь в предотвращении ошибок и в обретении необходимых навыков реставрации на международном уровне.

Для повышения качества реставрации, соблюдения художественного уровня и исторической достоверности памятников следует усилить контроль за научной обоснованностью и грамотным применением методов и традиционных технологий, изготовляемых для реставрации строительных и отделочных материалов, обеспечения долговечности и сейсмостойкости конструкций с рациональным минимальным применением металла и бетона.

Важна подготовка специалистов по охране, реставрации и менеджменту архитектурного наследия – архитекторов, конструкторов, специалистов по декору, остро необходимых уже сейчас и еще более востребованных в будущем. Для этого следует предпринять следующие шаги:

подготовку кадров проводить на уровне профильных колледжей, а в вузах (ТАСИ, СамГАСИ и других) открыть отдельные кафедры по реконструкции, реставрации и менеджменту архитектурного наследия;

осваивать опыт народных мастеров – реставраторов-усто посредством мастер-классов, пособий и учебников, где будут зафиксированы и переданы преемникам знания и опыт потомственных, истинных усто, особенно преклонного возраста;

продолжить подготовку кадров на международном уровне. Открытый в 2013 году при поддержке Volkswagen Узбекско-немецкий центр реставрации и менеджмента памятников архитектуры в 2015 году окончили 12 магистрантов из Узбекистана, получив дипломы магистров Потсдамского института реставрации. Необходимо продолжить это сотрудничество и с другими странами, с последующим рациональным использованием знаний зарубежных выпускников в Узбекистане.

Необходимо создать научно-исследовательский центр архитектурного наследия Узбекистана, где будут изучаться вопросы истории и теории наследия, проблемы его реставрации, сохранения и популяризации. Центр мог бы подготовить к публикации научно-популярные издания – столь необходимый в настоящее время «Свод памятников архитектуры Узбекистана» (каталоги отдельными томами по областям), журнал «Архитектурное наследие Узбекистана: вопросы изучения, сохранения и реставрации» и другую подготовленную специалистами литературу, в том числе и грамотную туристическую, популяризирующую богатое наследие страны.

В настоящее время по всей республике ведется спешная инвентаризация памятников зодчества во исполнение распоряжения президента, к сожалению, в основном, не профессионалами в данной сфере, а чиновниками из Ташкента и – под их руководством – привлеченными неспециалистами на местах. Это важное и своевременное мероприятие должно осуществляться группой специалистов по истории архитектуры и реставрации наследия, которые выявили бы степень сохранности первозданности памятников и их художественных особенностей, а также их ценность как объектов туризма. Проведя профессиональные исследования, они могли бы грамотно составить описания, приведя сведения и другую документацию на каждый объект наследия. Эти материалы могли бы стать основой для выявления и составления списков аварийных памятников, требующих безотлагательных мер по их сохранению, а также других исторических сооружений, нуждающихся в различной степени реставрационных мероприятий.

В то время как остаются невостребованными знания и многолетний опыт ученых и истинных профессионалов реставрации, чиновники – первые и вторые руководящие лица различных учреждений, – отрываясь от своих прямых обязанностей, колесят по всей стране, проводя чуждую их деятельности и профессиональному образованию инвентаризацию, которая в будущем может принести мало пользы объектам наследия.

Хотелось бы еще раз отметить, что реставрация памятников архитектуры и градостроительcтва – это сложный процесс, требующий приобретаемых многими годами глубоких профессиональных знаний, практического опыта, высокой квалификации, тонкого, взвешенного подхода к каждому отдельно взятому сооружению с учетом установленных на международном уровне научно обоснованных методов. Решения о сроках, методах, технологии и организации реставрационных работ должны принимать профессионалы этого дела. Ибо, как показывает опыт Шахрисабза, реставрация, которую осуществляют непрофессионально и быстрыми темпами, пренебрегая мнением специалистов, может привести к утрате достоверности и ценности исторического наследия, созданного и бережно сохранявшегося нашими предками на протяжении многих столетий.

Мавлюда Юсупова является доктором архитектуры, заведующей Отделом архитектуры Института искусствознания Академии наук Узбекистана. Член-корреспондент Международной академии архитектуры стран Востока. В 1979-1986 годах работала практикующим архитектором-реставратором в УзНИПИ реставрации. Докторская диссертация (защищена в 2000 году в Московском архитектурном институте) посвящена особенностям и развитию бухарской школы зодчества XV–XVII вв. Автор более 180 научных трудов, изданных в том числе за рубежом. В качестве приглашенного профессора читала курсы лекций по истории архитектуры Узбекистана и реставрации памятников в университетах Казахстана и Германии; сотрудничает с зарубежными научными и образовательными центрами (Иерусалимский, Оксфордский, Токийский и Потсдамский университеты) в рамках международных научных проектов и экспедиций по исследованию архитектурного наследия Узбекистана.

Мавлюда Юсупова – является доктором архитектуры, заведующей Отделом архитектуры Института искусствознания Академии наук Узбекистана. Член-корреспондент Международной академии архитектуры стран Востока.

Gazeta.uz (Фотографии Мавлюды Юсуповой).

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG