Ссылки для упрощенного доступа

21 Июнь 2018, Ташкентское время: 17:01

14 декабря 2016 года состоялось торжественное вступление в должность президента Республики Узбекистан Шавката Мирзияева, одержавшего убедительную победу на выборах десятью днями ранее. Что мы поняли за год его пребывания на высшем государственном посту?

Первое и, быть может, самое главное, – он не намерен отказываться от реформ в экономике и правовой сфере, поскольку именно они в существенной степени определяют развитие страны. Одновременно он стимулирует общество к активному содействию реформам. Обращения граждан в Виртуальную приемную и народные приемные на местах – это не только двусторонняя связь, но и привлечение общества к решению задач государственного масштаба.

Второе. Президент столкнулся с острым дефицитом профессиональных управленческих кадров, радеющих за Отечество, а не рассматривающих свое пребывание в структурах государственной власти с позиции личного обогащения. Отсюда не прекращающиеся кадровые перестановки. Не каждый чиновник из кланово-феодального прошлого готов идти с ним в цивилизованное будущее, где имущественный и социальный статус должны определять личная порядочность, образование, уровень профессионализма, а не степень родства с теми или иными влиятельными персонами. С учетом специфики региона – процесс достаточно длительный, крайне болезненный, но крайне необходимый, если мы действительно желаем жить в стране, где народ источник власти, а не «слуги народа».

«Не народ должен служить государственным органам, а государственные органы должны служить народу. Каждый государственный служащий должен помнить, что несет ответственность перед народом», – это из недавнего выступления главы государства.

Третье. Президент четко осознает, что делать ставку только на зарубежных олигархов узбекского происхождения в реформировании экономики и привлечении инвестиций, недальновидно. Куда перспективнее содействовать поощрению деловой инициативы населения страны. Каждого гражданина в отдельности и всех вместе. Народ делает страну богатой, а не узкая группа лиц, пусть и обладающая фантастическим капиталом и личными связями в нужных кругах за рубежом.

Потому и старается сделать страну привлекательной, как для иностранных, так и для отечественных инвесторов, вне зависимости от размера вложений капитала. Унификация курса национальной валюты с курсами традиционно конвертируемых валют в этой работе не самое главное. Главное – правовая защищенность вложений. И не столько на законодательном уровне (здесь у нас все благопристойно), сколько на правоприменительном. Ни для кого не секрет, что между прописанным в законе и тем, что происходит в реальности, нередко – пропасть.

Отсюда – стремление провести практическое разграничение функциональных обязанностей правоохранительных структур, размытое в предшествующий период. По принципу: каждый должен заниматься своим делом. МВД – обеспечением правопорядка в стране, СНБ – национальной безопасностью, прокуратура – надзором за соблюдением законности. Так и должно быть, скажет читатель, но так не всегда было, скажу я. В отличие от своего предшественника, безоговорочно доверявшего только одному из перечисленных выше ведомств, нынешний президент стремится, чтобы вопросов в части соблюдения законности не вызывала вся система, обеспечивающая приоритет права над корпоративными или личными интересами его субъектов.

Решение проблемы осложняют родственные связи, пустившие в правоприменительной системе прочные корни. В стране сформировались династии юристов, в той или иной степени контролирующих ситуацию практически во всех сферах жизни, включая экономику. Не самый лучший вариант, когда один член семьи – прокурор, его сват – судья, младший брат – сотрудник МВД, сестра – нотариус, сын – налоговый инспектор, брат жены – таможенник, а племянник – в СНБ. Пример совершенно безотносителен кого-то конкретно, но не столь и фантастичен.

Правосудие – отдельная тема. Беспристрастное и объективное рассмотрение дел в судах (в большей части, экономических и уголовных) – пока еще недостижимый идеал. Однако это вовсе не означает, что стремится к нему, – совершенно бесперспективное занятие. Президент однозначно настроен если не на идеал, то на максимальное приближение к нему, что подтверждает ряд профильных указов и постановлений. Проблема в самом судейском корпусе, его, как бы помягче сказать, уязвимости.

Расскажу такой случай. В начале девяностых с интервалом в несколько дней в Ташкентский городской суд поступили три уголовных дела, связанных с реализацией наркотиков в особо крупном размере. В каждом из них фигурировал покупатель (подсудимый), но отсутствовал продавец. В одном случае ему якобы удалось скрыться, в другом – не удалось задержать из опасений применить оружие в людном месте, в третьем – было что-то еще. В ходе ознакомления с обвинительными заключениями выяснилась одна закономерность: во всех трех случаях продавец, по внешности, предположительно, татарин, приезжал на иномарке. Двое подсудимых назвать модель автомобиля не смогли, ограничившись цветом, а третий сказал: «Мазда».

В Ташкенте на тот момент иномарок было не так много, суд сделал запрос в МВД. Под полное описание подпадал только один владелец, ему и отнесли повестку в суд для дачи показаний в качестве свидетеля.

На следующий день в здании суда появились два человека в штатском, вежливо посоветовавшие судье отказаться от вызова свидетеля: «Это наш человек». К тому времени в суд поступили результаты экспертизы, где было сказано, что доля наркотиков в общем объеме изъятого – ничтожна. Судья понял, в чем дело и, не желая брать грех на душу, принял решение готовить оправдательный приговор по всем трем фигурантам. Предварительное решение нашло поддержку в Верховном суде.

А вот теперь самое интересное: за сутки до объявления приговора в коридоре суда вновь возникли товарищи в штатском. Заявив, что им известно о намерениях оправдать подсудимых, они спросили судью, на какие деньги тот купил земельный участок в престижном районе Ташкента и построил на нем двухэтажный дом. После чего поинтересовались, на какие деньги судья купил квартиру любовнице, родившей ему сына.

Больше вопросов не потребовалось. Оправдательные приговоры в течение одного рабочего дня трансформировались в обвинительные.

Изменилось ли что-то за прошедшие четверть века? Загляните из любопытства в махаллю «Ток Зор» и вам, возможно, покажут особняк большого судейского чиновника, стоимостью в сто лет беспорочной службы. Наивно полагать, что рядовым гражданам об этом не известно. Да, в упомянутой махалле рядовых нет, но глаза и уши есть у тех, кто за ее пределами. И это не добавляет власти авторитета.

Сможет ли президент переломить ситуацию? «Мы придаем особое значение коренным реформам в судебно-правовой сфере, ведь с их практическими результатами непосредственно связано обеспечение прав человека, закрепленных в нашей Конституции. Многие руководители напрасно думают, что все это – временно, работа на один год. Пусть они хорошо усвоят – мосты уже сожжены. Теперь мы не вернемся назад». Это фрагмент из доклада главы государства на торжественном собрании, приуроченном к 25-летию основного закона страны.

Хочется верить, сказанное не растворится в воздухе. По крайней мере, все что глава государства делает сегодня, пока не дает оснований усомниться в твердости его намерений вывести Узбекистан в категорию государств комфортных для проживания.

Что еще надо людям? Жизнь у каждого одна, и другой не будет. На этом свете, как минимум.

Сергей Ежков

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG