Ссылки для упрощенного доступа

28 Октябрь 2020, Ташкентское время: 05:34

Блог: А если с бабами в бане за казенный счет?


Закон о внесении изменений и дополнений в законодательные акты, вступивший в силу 24 сентября, дополнен положениями, усиливающими ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни вплоть до уголовной.

Так, согласно статье 46-1, появившейся дополнительно в Кодексе об административной ответственности, незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия, влечет наложение штрафа от 10 до 40 минимальных размеров заработной платы. Совершение таких же действий после применения административного взыскания влечет уже уголовную ответственность. Сначала – в виде штрафа до ста размеров минимальной заработной платы (МРЗП), в худшем варианте – до 3 лет лишения свободы.

Некоторые наивные граждане полагают, что новые нормы административной и уголовной ответственности поумерят пыл спецслужб и махалинских комитетов, оказывающих им содействие в сборе информации личного характера. Это не так. Спецслужбы всегда найдут оправдание своим действиям, прикрыв корпоративным авторитетом наиболее ретивых активистов махалли, решивших покопаться в чужом «грязном белье».

По мнению специалистов, нормы инициированы коррумпированными чиновниками, не желающими, чтобы их неблаговидные дела были преданы огласке. В частности, они направлены против отдельных представителей прессы, которые сдуру надумают вывести на чистую воду того или иного государственного служащего. К примеру, расскажут, что тот тратит нажитые преступным путем деньги на любовниц, приобретая им дорогостоящее жилье или не менее дорогостоящие автомобили, драгоценности и так далее.

Усилив ответственность за «вторжение» в личную жизнь, чиновники подстраховали себя-любимых, понимая, что пресса не всегда будет совершенно «беззубой». Фактически, это превентивные меры, направленные на устрашение журналистов и усмирение общественно активных граждан, вздумай они рассказать всему честному народу о бабах, банях, кутежах и расходах, несопоставимых с зарплатой, ряда узбекских должностных лиц или о вещах того же порядка.

Кстати, это не первая законодательная норма, ограждающая чиновников от повышенного общественного внимания. 15 мая 2014 года вступил в силу закон, согласно которому в Уголовный кодекс внесены изменения, ужесточающие наказание за дачу взятки должностному лицу. Наказание тому, кто вымогал взятку, ужесточения не претерпело. 8 июля 2014 года следователи, судьи и адвокаты получили разъяснения по правоприменительной практике изменений в Уголовный кодекс, ужесточающих наказание за дачу взятки должностному лицу и освобождающих от него взяткодателя, если он сообщил о даче взятки, которой предшествовало вымогательство, в течение 30 суток после события.

Согласно разъяснениям, сделанным представителем военной прокуратуры, гражданин, сообщивший в правоохранительные органы о даче взятки, даже, если он это сделал не позднее 30 суток, должен проходить по делу как соучастник преступления со всеми сопутствующими последствиями. По мнению юристов, инструкции, данные следователям и судьям по правоприменительной практике, сводят к нулю саму вероятность появления заявлений о даче взятки.

Теперь вот – вмешательство в личную жизнь. Так и хочется спросить законодателей, а если чиновника застукали с бабами, водкой и в бане за казенный счет, – это вмешательство или законный общественный интерес на предмет конкретного должностного лица, зарплата которого формируется из отчислений налогоплательщика? А если дворцы чиновника, иная дорогостоящая недвижимость или банковские счета с шестью нулями всплыли за границей, о чем узнали журналисты, – это тоже вмешательство в личную жизнь?...

Сергей Ежков

XS
SM
MD
LG