Ссылки для упрощенного доступа

Герой нашего времени. Пенсионер из-под Коканда добился восстановления справедливости – после десятка судов и двух инсультов


Камолджон Джураев, пожилой предприниматель из под Коканда. Фото взято с веб-сайта AsiaTerra.

Камолджон Джураев, пожилой предприниматель из под Коканда. Фото взято с веб-сайта AsiaTerra.

Это рассказ о простом пенсионере из небольшого села под Кокандом, который, как и большинство людей из сельской глубинки Узбекистана, неоднократно сталкивался с чиновничьим произволом. Но, в отличие от других, Камолджон Джураев никогда не опускал руки. Ему пришлось судиться с частными лицами, с налоговой инспекцией и с районным хокимиятом. В итоге он каждый раз добивался торжества закона. Правда, стоило это ему огромного нервного напряжения и двух инсультов.

От тракториста до бизнесмена

У Джураева обычная для сельского труженика биография. Родился в 1948 году в селе Кичик-Кеногаз, в семи километрах от Коканда. После школы поступил в профтехучилище, выучился на тракториста. Сначала работал в родном селе на тракторе, вспахивая хлопковые поля, затем, переучившись на шофера, устроился в Кокандское дорожное управление и полтора десятка лет водил бензовоз ЗИЛ-130. В 1996 году по причине профзаболевания – отравления нефтепродуктами – вышел на пенсию по инвалидности.

В наследство от родителей Джураеву остался большой дом, хоть и одноэтажный, но в десять комнат. Чтоб чем-то занять себя, он возился в своем огороде, и, как многие пенсионеры, торговал возле дома мелким лоточным товаром, вроде семечек.

Однако это занятие для бывшего водителя бензовоза оказалось скучным, да и малодоходным. Поэтому Камол-ака решил стать настоящим бизнесменом и в 2001 году зарегистрировал малое предприятие с патриотичным названием «Десять лет независимости».

Несмотря на то, что оно позиционировалось как агрофирма, начать Джураев решил с небольшого, но полезного для своих односельчан дела – продажи продуктов, которые еще в 1993 году были включены правительством Узбекистана в перечень социально значимых товаров первой необходимости. Для этого он переделал комнату, выходящую из его дома на улицу, в маленький магазинчик, в котором стал продавать муку, макароны, сахар, спички и растительное масло.

Решение…без подписи и печати

Товары Джураев покупал на бирже в Коканде, а продавал всего лишь с 10-процентной надбавкой. Торговля пошла хорошо, магазинчик стал пользоваться популярностью. Его работу высоко оценила даже комиссия из Ташкента, посетившая Кичик-Кеногаз в 2008 году. Она порекомендовала хокимияту Уч-Куприкского района выделить Джураеву земельный участок в центре села – негоже, мол, пенсионеру реализовывать столь важную для народа продукцию фактически на улице, пусть строит свой магазин.

Районный хокимият одобрил эту идею и вскоре Джураев получил участок в 2,7 сотки. Вместе с сыновьями он залил фундамент будущего здания, на остальное не хватило денег. А через пару лет хокимият Ферганской области принял неожиданное решение: все мелкие магазинчики, торгующие товарами первой необходимости, закрыть, вместо них силами крупной фирмы «Матлубот савдо» организовать централизованную торговлю.

Как утверждает Джураев, нововведением его односельчане остались недовольны. «Социально значимое» продовольствие теперь привозят в Кичик-Кеногаз раз в месяц, образуется очередь. Отпускают его по спискам и в ограниченном количестве, да еще по ценам выше тех, что были в его лавочке.

Как бы там не было, но участок земли в 2,7 сотки остался за малым предприятием. Камол-ака рассчитывал найти деньги и достроить магазин, который специализировался бы на другом товарном ассортименте. Но в 2015 году с удивлением узнал, что за год до этого хокимият Уч-Куприкского района передал участок во владение другому человеку.

Пенсионер возмутился и задал в хокимияте естественный вопрос о том, почему его об этом даже не уведомили. Потребовал показать оригинал документа о передаче земли, но в хокимияте сделать этого не смогли. Впрочем, даже на ксерокопии, которую Джураеву все-таки дали, были видны исправления даты, а также отсутствие печати и подписи хокима. Камол-ака тут же подал заявление в Кокандский суд по гражданским делам. О том, как он закончился, мы расскажем дальше, а пока – о нескольких предшествующих судебных процессах.

Как вернуть долг

На строительство магазина денег не хватило по одной причине - Джураеву не вернули долг. Сын знакомого (назовем этого сына А.) в 2009 году подрался с милиционерами, и для возмещения ущерба их здоровью требовалась крупная сумма. Камол-ака пошел навстречу знакомому и под залог земельного участка в 10 соток дал 5 миллионов сумов (тогда – около $3.000) на один месяц. Знакомый отдать деньги не смог, а через пару лет и вовсе умер.

5 миллионов для области – сумма немалая, в то время в соседней Фергане столько стояла двухкомнатная квартира. Тем более что это были все деньги, которые Джураев мог бы вложить в работу своего предприятия. Поэтому он поехал к сыну знакомого в Навоийскую колонию, чтобы попросить его подписать документы на передачу залогового участка вместо отца. Тот пообещал поговорить об этом после освобождения, но, выйдя через год на волю, передумал. Сказал: «Кому вы деньги давали, у того и берите».

Тогда Джураев решил подать иск в Ферганский городской суд по гражданским делам. Заявление у него не приняли, потребовали отправить его по почте. Он отправил, но ответа не дождался. Через три месяца вновь приехал в суд и поинтересовался, почему его не вызывают на судебные заседания. В суде сказали, что заявление не поступало, и в подтверждение показали регистрационную книгу. Но Камол-ака оказался настойчивым – не поленился съездить на почту и получить там копию реестра, где указывалось об отправке соответствующего письма с уведомлением.

Эта маленькая деталь свидетельствует о том, как грамотно и принципиально он отнесся к защите своих прав. В итоге в суде у него приняли новое заявление, и началась долгая тяжба. Не вдаваясь в ее подробности, отметим, что в общей сложности у него было 8 судебных процессов, по итогам половины из которых решения были приняты в пользу Джураева, по остальным – в пользу ответчика. Пенсионер действовал столь же настойчиво, как и в случае, когда поехал на почту за копией реестра, поэтому последнее слово осталось за ним: в январе 2016-го ему была присуждена солидная компенсация.

Отчаявшись судиться с настойчивым предпринимателем, А. оспаривать решение не стал. Он еще в прошлом году перевел ему на пластиковую карточку 5 миллионов сумов ($1100-1200), но компенсацию за моральный и материальный ущерб не вернул, так что Джураев пока ждет, когда этот вопрос решат судоисполнители Ферганского суда.

«Заплати за то, чего нет!»

Вышеизложенные события вовлекли владельца малого предприятия в новую судебную волокиту. Невозвращение долга, «замораживание» строительства магазина и решение о централизованной поставке товаров первой необходимости побудили Джураева искать новые пути в предпринимательстве. По его словам, в 2010 году он решил открыть в своем доме швейный цех, в работе которого задействовать всех своих родственников, а для организации этого производства взять в банке кредит.

Но сделать это оказалось не просто. Имущества, которое можно было отдать под залог, у пенсионера не было (жилой дом для этого не годился). Поэтому в банке заявили, что могут выдать кредит только в том случае, если он изменит статус дома – переведет помещение из категории жилого в нежилое. Джураев согласился и, заплатив соответствующую пошлину, оформил свой дом, как нежилое помещение.

Проведенная банком оценочная экспертиза оказалась для него неутешительной – дом старенький, и сумму, на которую пенсионер рассчитывал, он получить не сможет. Брать же меньшую для него не имело смысла. Так что с кредитом у него тогда ничего не вышло.

Впрочем, к банку Джураев никаких претензий не имеет. Он сразу же написал в Уч-Куприкский хокимият заявление с просьбой вновь перевести его дом в категорию жилых помещений. Однако получил оттуда категоричный ответ: «нежилое помещение в жилое переводить нельзя». Пенсионер написал еще несколько заявлений, взывая к благоразумию чиновников, но без толку.

Подобная переписка могла бы быть занесена в разряд курьезов, если бы не налоговое законодательство. Местные налоговики решили, что раз дом Джураева считается нежилым помещением, то с него должен уплачиваться соответствующий налог. Такой налог пенсионер-инвалид платить отказался. И в 2012 году, когда набежавшая сумма стала приближаться к полумиллиону сумов ($180), налоговая инспекция подала на него иск в Кокандский городской суд по гражданским делам.

Простейшее дело неожиданно превратилось в ожесточенную судебную тяжбу, в ходе которой, как и в случае с должником из Ферганы, было вынесено 8 судебных решений – половина в пользу Джураева, половина в пользу налоговой инспекции. Дело запуталось до невозможности и превратилось в какой-то судебный абсурд. С одной стороны, в связи с решением одного из судов, Уч-Куприкский хокимият в декабре 2014 года все-таки признал дом Джураева жилым помещением. С другой, налоговики продолжали накручивать сумму долга, который в итоге достиг 6,5 миллионов. А Верховный суд в начале 2016 года отправил пенсионеру письмо с безапелляционным резюме: раз должен государству – надо платить.

Но Камол-ака не сдался и в апреле этого года написал жалобы президенту Узбекистана и в Сенат. В результате получил ответ из Республиканской налоговой инспекции о том, что одна из этих жалоб направлена в налоговую инспекцию Ферганской области.

Другой бы на месте Джураева стал бы писать жалобы дальше, но упорный предприниматель поступил по-простому: поехал за 90 километров в Фергану за ответом в областную инспекцию. Здесь его сначала попытались выпроводить за дверь. Сказали, что ответ будет отправлен по почте. Но когда он так и не пришел, Камол-ака не поленился еще несколько раз съездить в Фергану. В конце концов руководство областной инспекции заверило его, что он платить ничего не будет.

Правда, в ходе судебных разбирательств один из судов постановил высчитывать сумму долга из его пенсии. Через четыре месяца другой суд посчитал это решение незаконным, и обязал налоговую инспекцию вернуть набежавшие 550 тысяч. Основную сумму Джураеву вернули, а 135 тысяч (сейчас – $22) судоисполнители удержали за свои услуги. Но и эти 135 тысяч принципиальный пенсионер тоже намеревается взыскать со своих обидчиков.

Как разорвать порочный круг?

Теперь вернемся к иску, который Камол-ака подал в прошлом году на хокимият Уч-Куприкского района по поводу незаконного изъятия у него земельного участка. Зная настойчивость предпринимателя, в Кокандском суде сразу приняли решение в его пользу. И 2,7 сотки земли вернули. Но хокимият с этим решением не согласился и направил в суд письмо, в связи с чем судьи попытались организовать новые судебные заседания.

На этих заседаниях, состоявшихся в середине июля этого года, Джураев разъяснил суду, что хокимият должен был писать не письмо, а апелляционное заявление, рассматривать которое, соответственно, должна была более высокая судебная инстанция. После чего еще раз напомнил, что речь идет о подделке документов со стороны сотрудников хокимията, что было доказано первым судом.

На этом, в общем-то, все и закончилось. Джураев не сомневается, что клочок земли в центре села Кичик-Кеногаз останется за его малым предприятием, и собирается всё-таки достроить на нем магазин. А также добиться наказания заместителя хокима Уч-Куприкского района, который, как он считает, и виноват в махинациях с его участком.

В сухом остатке то, что обычный пенсионер из далекого узбекского села сумел добиться восстановления справедливости сразу по нескольким вопросам. При этом он не склочный сутяга, а довольно приятный, вполне коммуникабельный человек, считающий, что все должны соблюдать закон, а против нарушения своих прав необходимо бороться.

Правда, многочисленные хождения по судебным инстанциям не прошли для него даром – во время них он перенес два инсульта. Следует признать, что если бы предметы его тяжбы были бы более значимыми, да еще затрагивали интересы по-настоящему влиятельных людей, дело, скорее всего, обернулось бы иначе.

В любом случае, очевидно, что чиновники в Узбекистане наглеют из-за забитости населения, традиционно считающего, что спорить с властью не стоит. А видя вокруг себя сплошных «непротивленцев», представители последней начинают творить все, что хотят. Получается некий замкнутый круг, разорвать который пытаются очень немногие. Так что, если бы все действовали, как Камолджон Джураев, глядишь, в Узбекистане стало бы хоть немного больше законности и порядка.

Материал интернет-издания AsiaTerra

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG